22 августа 2019     

Общество   

ДУБЫНСКАЯ МИСТЕРИЯ

Это казалось невероятным. Казалось, традиция факельных шествий ушла в прошлое. Как они проходили в нацистской Германии, многие из нас знают только по кадрам кинохроники... Потом, после войны, с зажженными факелами шествовала молодежь: в таких шествиях, посвященных “борьбе за мир во всем мире”, принимали участие многие представители старшего поколения россиян. В последнее время зажженные факелы можно увидеть только где-нибудь на карнавале в зарубежной стране или спортивных играх. Но, оказывается, есть в нашей стране уголок, где подобная традиция существует до сих пор. Этот уголок — село Дубынское в Казанском районе.
...Багровая полоса зари робко показалась из-под тяжелых вечерних туч и повисла над поросшим мелким березняком озером. И словно отсвет заката — на берегу появился строй мерцающих огней. Десятки языков пламени озарили заснеженную поляну и каменный обелиск со взметнувшимся в небо навечно застывшим в металле факелом.
Восемьдесят шесть лет назад, в феврале 1921-го, сюда — в Казанский район — докатились волны крестьянского восстания, вспыхнувшего на другом конце Ишимского уезда, в Челноковской волости. Озлобленные грабительским проведением продовольственной разверстки (когда отнималось последнее — семенное зерно, залог будущего урожая), крестьяне брались за оружие и убивали не только продотрядовцев, но и всех, кто олицетворял на селе новую власть — работников сельсоветов и исполкомов, учителей, врачей, коммунистов, комсомольцев. И в Дубынке разыгралась настоящая трагедия.
Еще в конце 1919 года, сразу с установлением советской власти, здесь была организована коммуна “Заря”. В нее объединились триста человек из окрестных деревень. В двух верстах от Дубынки, на берегу озера они разбили поселок. Совместными усилиями ставили дома, пахали землю, выращивали скот. Все средства производства были общими. Первый год жизни коммуны завершился успешно. Собрали хороший урожай, из которого коммунары рассчитались с государством за приобретенные в кредит сельхозмашины. Той же осенью сыграли и первую свадьбу: коммунар Шура Иванов взял замуж дубынскую девушку Машу Заполеву. И все бы ничего, да только свадьбу решили играть без венчания. Да и Маша ушла из дома без родительского благословения, получив вослед отцовское проклятие. Коммунары, надо сказать, и прежде не очень щадили “деревенское благочестие”. В церковные праздники дружно шли на работу, открыто пропагандировали безбожие. А во время продразверстки все дубынские крестьяне видели, что коммуну продкомиссары обошли стороной, не тронули, и в сердцах тех, кого обобрали, поселились обида и чувство несправедливости.
Девятого февраля 1921 года до Дубынки дошла весть о восстании, охватившем уезд. Гнев и чувство мести взяли верх над благоразумием и милосердием. Повстанческий отряд без боя взял коммунарский поселок. Никто не сопротивлялся, не желая подвергать опасности детей. Бежать удалось не многим. Коммунаров привели в село и разместили по разным помещениям. Наутро начался суд. Не сразу решились восставшие дубынцы поднять руку на собратьев. Однако опасаясь ответного восстания арестованных, повстанцы все же пошли на убийство. С 11 по 13 февраля были казнены 144 коммунара. Истязали их публично, в центре села. В те же дни клятву исполнил и Устин Заполев, заколов вилами на глазах у односельчан свою дочь-"изменницу". Тела убитых свезли в коммунарский поселок и сожгли в бане.
В советское время трагедию коммунаров увековечили в двух мемориалах — на месте гибели и на месте погребения, на берегу озера. Когда появилась традиция факельных шествий, никто не помнит. Но взрослые жители Дубынки рассказывают, как они школьниками ходили в день памяти коммунаров до места, где стояла коммуна (люди там жили еще до середины 1950-х), и обратно — к памятнику в центре села. И музей, открытый в Дубынке двадцать лет назад, также посвящен коммунарам.
Впрочем, если бы не приезд съемочной группы ГТРК “Регион-Тюмень”, работающей над фильмом о тех кровавых событиях, то шествия в этом году могло и не быть. В вышестоящих инстанциях созрела мысль о необходимости “пересмотра позиций”. Дескать, не герои коммунары... Действительно — не герои, а жертвы. В гражданской войне, продолжением которой стало крестьянское восстание, вообще не может быть героев и врагов. Можно ли вести речь о героизме, когда брат идет на брата, борясь за идеалы, которые сам не очень понимает? И коммунары, и повстанцы стали жертвами страшной провокации тогдашних губернских властей, о цели которой до сих пор спорят историки.
А нужны ли факельные шествия? Для ответа надо было видеть лица тех мальчишек и девчонок, что собирались у школы с самодельными факелами — жестяными банками на березовых палках. Для них эта мистерия в зимних сумерках — событие, которое запоминается на всю жизнь. Шествие стало традицией для дубынских жителей. Важно лишь сместить акценты. Чтобы не разгорался более на нашей земле огонь лютой ненависти к собратьям. Но чтобы горели сердца любовью к ближним. Той любовью, для которой не станут преградой никакие политические розни и преграды.
Нравится

Комментарии к статье

Надежда Вьюхова: 24.06.2011 13:37
Прочитав, я с детства помню, как моя бабушка рассказывала о моем деде Вьюхове Георгии и его братьях и о том времени, он погиб под Дубынкой в 1921 году, как сожжены были его сестра в сарае, а она беременная моим отцом чудом осталась жива, просто наверно они хотели жить лучше.

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"