8 декабря 2021     

Общество   

«Разобьём фрицев — и будем жить счастливо»

А потому что читаны-перечитаны они на тысячу раз. И зацелованы. И омыты слезами. Письма адресованы чужим, не знакомым мне людям. А как будто мне. Ведь в них — страницы истории нашей Отчизны. Значит, истоки личной биографии каждого из нас.

За первые три месяца войны Сергей Федорович Петров отправил родным 11 писем. Они разлетелись по разным адресам. Но теперь хранятся в одной папке. Их собрал сын фронтовика Владимир Сергеевич. И хранит как бесценную реликвию: в них — папины чувства, мечты, заботы. Это все, что осталось ему в наследство.

От матери и отца начинает человек писать свою биографию. Читаю: «Мои родители Наталья Степановна Маклецкая и Сергей Федорович Петров, мой старший брат (по маме) Валерий и я родились и жили в Смоленской области, в Сычевском и Ново-Дугинском районах. В 1934-м, когда мне было два года, волею Коммунистической партии отца, выпускника Московского педагогического института, направляют в Омскую область редактором газеты «За высокий урожай» Москаленского зерносовхоза Марьяновского района. В 1937-м отца избирают первым секретарем Марьяновского РК КПСС, а в феврале 39-го назначают директором Тюменского педагогического института иностранных языков (этот город тогда территориально относился к Омской области). Отец заочно учился в аспирантуре Московского института психологии им. Плеханова. В июне 41-го он поехал сдавать очередные экзамены. Но началась Великая Отечественная война. И весь курс записался в ряды ополчения имени Сталина. Отца назначили политруком 2-й, так называемой «писательской», роты 22-го стрелкового полка
1-го батальона».

О том, как шла эта рота навстречу врагу по старосмоленской дороге — по местам, с детства знакомым С.Петрову, о том, как бойцы на ходу учились стрелять, и тех чувствах, которые объединяли тогда всех защитников Отечества, вы прочитаете из первоисточника — писем Сергея Федоровича. Мы публикуем их по датам отправления родным. Эту хронологию «нарушает» лишь весточка от 10 сентября 41-го, в Иркутск, маме и сестре Александре. Вы поймете почему: в ней политрук Петров рассказывает о тех, с кем ему плечом к плечу предстоит вступить в бой.

«Простите, что вам долго не писал. Все устраивался жить по-новому, по-боевому. Все мы из Москвы пошли добровольцами сражаться со злейшим врагом человечества — фашизмом. В наших частях — ученые, доктора наук, писатели (Ю.Лебединский — мой заместитель как политрука роты). В общем, люди всех профессий и возрастов, но спаянные единой волей и единым стремлением: окончательно разгромить германский фашизм. Все мы горим единым желанием: скорее в бой, чтобы изгнать вторгшегося на нашу территорию жестокого врага.

Как здоровье у мамы? Пусть не горюет, скоро разобьем сволочь гитлеровскую, встретимся все вместе и заживем здоровой и счастливой жизнью».

«Наташа!

Вот уже 16 дней я — боец N-роты. Потихоньку продвигаемся вперед. Ты знаешь, что я всегда оптимистично настроен. Но неудобства, которые сопутствуют написанию писем, да и мимолетность судьбы, заставляют думать обо всем...

...После (еще московского. — Н.Т.) письма с карточкой (а ее я ношу с собой, часто любуюсь и страдаю, глядя) я не получал от тебя ни одной весточки. Да и получу ли теперь? Береги здоровье, уважай себя. Расти сына большим, умным, здоровым. Научи его работать, работать уметь — это все.

Прощай. Целую, Сергей.

Адреса пока нет.

8.07.41 г.»

 

«Владик, сыночек!

Пишу тебе письмо в лесу. Идем мы, а нас много-много, бить фашистов. У меня на плече винтовка-полуавтомат. Сразу заряжается десятью патронами. Ими я буду стрелять по фашистам. Папа твой, сынок, красноармеец. Прислал бы я тебе свою карточку, да тут нет фотографов. Обещает меня командир отпустить в Москву. Тогда сфотографируюсь. А на твою карточку, которую ты мне прислал в день рождения, я часто смотрю. И хочу, чтобы ты был умным и хорошо учился, и не болел.

Ты пиши мне и не скучай. Как разобьем фашистов, так я обязательно приеду, и поедем мы в другой город, поближе к Москве. Тут уж очень цветы хороши, и вода другая, и лето.

...Люби и жалей маму. Никому, сынок, в обиду ее не давай и не позволяй ей грустить.

Целую тебя, твой папа.

19.07.41 г.»

 

«Наташа! Вот каким образом пришлось попасть в свои родные края. Сегодня — 60 км от Апарино. Шли по родным местам. Какая чудная природа! Знакомые запахи будят «давно умолкнувшие чувства». Вот запах душистого сена, обильно цветущий клевер — дни юности. А вот и «волнующая нива» — всплывает образ Вали, когда он пел: «Дед на жнеечке катался, а я, мальчик, на снопу». А что теперь Валя (Валерий Маклецкий — выпускник Томского артиллерийского училища, образца 41-го. — Н.Т.)? Встретимся ли?

Сегодня ровно месяц («юбилей»), как я служу в войсковом ополчении. Выступаем ближе к фронту, хотя он сравнительно недалеко. Здесь уже веселее, можно часто увидеть в воздухе, как наши «ястребки» расправляются с фашистскими самолетами, слышатся раскаты зенитных орудий. Хотелось бы много написать: уж очень много чувств вызывает прекрасная и милая наша природа. Поэтому еще и еще больше ненависти к фашизму, посягнувшему на нашу священную землю.

Что же мне написать моему сынишке Владику? Страшно соскучился. Все время я думал: вот летом встретимся в Москве, поедем с ним на велосипедах на Бородин-ское поле, посмотрим великие памятники геройских дел русского народа. А пришлось мне в походном марше проходить мимо исторических мест. А сыночек мой и не знает, где шествует его папа.

Владик, пишите мне письма. Вот на всякий случай адрес: Полевая почта 527. Почтовый ящик 33/2, литер 6.

Целую вас, Сергей.

5.08.41 г.»

 

«Наташа! Вчера присягал на верность и преданность народу и Родине. Вчера и сегодня принимал от бойцов присягу, так как я сейчас политрук роты.

...Вечер. Обветшалый сарай на поле. Нависли свинцовые тучи. На западе — взрывы снарядов. В этой обстановке звучит самая великая клятва в жизни: «...До последнего дыхания бить врага, до полного его разгрома».

Наша часть заняла первую линию обороны. Дальнейшая обстановка подскажет действия.

Если получишь это мое письмо, пришли телеграмму по такому адресу: «п.о. Алферово Смоленской области, деревня Починок, Цурковой (для Петрова)». Эта деревня — в четырех километрах от нашего расположения. Из этой деревни — один наш аспирант, мой товарищ. Это — адрес его семьи. Сообщи здоровье Владика и есть ли вести от Вали?

Если долго здесь задержимся, то, может, и письмо успею получить.

Живем мы хорошо. Освоились прекрасно. Учимся стрелять и колоть. Народ у нас боевой, все добровольцы.

Береги свое здоровье. Ведь теперь надолго, а может быть, и навсегда, ты для Владика осталась одна.

Владик! Папа научился стрелять из пулемета. Вчера из 10 пуль в цель попало 8. Вот так я собираюсь скоро бить фашистов.

Как ты купался летом? Как в лагерях жил? Хорошо ли нынче плавал? Как поживает Юрик Землянский, дружишь ли ты с ним?

Целую, твой папа.

9.08.41 г.»

 

«Здравствуй, Владик!

Сегодня мне взгрустнулось. И я вспомнил, как в такие минуты я любил быть с тобой. Однажды мы с тобой укатили на велосипеде далеко за город. Заехали в село. Видели церковь. А ты потом рассказывал маме: «Мы были далеко и видели дом, где Бог жил». Потом пошел дождь, ты боялся и плакал.

Часто мы с тобой ходили за водой и поливали огурцы. А зимой садились у печки, а ты все приставал ко мне: «Давай сыграем в домик».

А вот сегодня я бы рассказал тебе о Смоленске. Недалеко от места, где мы стоим, — деревня Апариха, где я родился, там живет твой дедушка — мой папа. Эта деревня — в 70 километрах от речки, у которой я сижу. Смоленск — это наш областной город. Люблю я этот город. Больше десяти лет прошло с тех пор, как я его посещал... Мама — историк, она тебе расскажет, когда его основали древляне — славянское племя. А в местах, где я родился, да и ты тоже, жило племя кривичей. Смоленск стоит на реке Днепр. Правый его берег высокий, как у Туры, где стоит институт. Даже еще выше. Есть в Смоленске старая кирпичная стена. Это крепость. Она спасла город от набега поляков.

Как сейчас помню: на кургане, за Смоленском, много-много памятников героям первой Отечественной войны 1812 года. Мне было 18 лет, когда я первый раз увидел эти памятники. Я пришел к ним, снял шапку и низко поклонился праху героев, защитников Смоленска.

Вчера по радио сообщили, что наши войска оставили Смоленск. Чувство глубокой ненависти, жажда скорейшего боя с врагом наполнили души бойцов. Я рассказывал бойцам о Смоленске, звал к отмщению злым фашистам, занявшим наш родной город. И все мы, бойцы, поклялись громить врага, биться с ним до последней капли крови.

И вот, когда мы разобьем фашистов и убьем Гитлера, приеду я за тобой и за мамой. Когда я шел сюда, где я теперь, по пути видел столько красивых, изумительных лесов, чудных лугов изумрудно-зеленых... Прошли мы около 280 километров — все такие красивые места! И решил я, как разобьем фашистов, так переедем мы сюда. Буду учительствовать. Школу выберу в колхозе, где есть река и близко лес. Купим с тобой опять лодку. Будет отдых у нас, сыночек.

Целую тебя, твой папа.

Не давай хандрить маме, береги ее, она у тебя теперь одна. А мы с Валей — бойцы, воины Красной Армии.

1.08.41 г.»

 

«Наташа!

Конечно, твоих писем еще не читал. Далеко и трудно им теперь добираться. После победы над врагом расскажем друг другу обо всем... На тебя надеюсь, что ты успокоишься. И я за тебя спокоен. Только ты береги здоровье! В институте я оставил доверенность, чтобы высылали деньги тебе. Это будет небольшой поддержкой для вас с сыном.

А Валя — гвоздь в теле моем. Если бы хоть слово о нем я знал... За это время сменилось пять моих адресов. Сегодня опять сменился, но нам его пока не объявили. Может быть, поэтому и нет писем от вас? Есть ли письма от Вали? Знает ли он, что мы с ним вместе участвуем в одном деле — в борьбе против Гитлера и его сволочи?

Получишь письмо, вспомни старое, спой: «...да, готовясь в бой опасный, помни мать свою!»

Рассказывай Владику все-все. Пускай сынок развивается, пусть любит свою Родину, как любим ее мы.

Целую, Сергей.

11.08.41 г.»

 

«Дорогие мои Наташа и Владик!

Вчера, 31 августа, получил ваши письма — первые за весь период моей боевой жизни, то есть почти за два месяца. Как я рад им! Теперь спокоен за вас, и вы знаете, где я.

...Сегодня 1 сентября. Вы идете в школу. Ты, Наташа, на работу, а Владик учиться. Поздравляю вас с началом нового учебного года. Желаю здоровья, счастья и плодотворной работы. Владику желаю хорошо учиться, так, чтобы все отметки были только отличными.

Сегодня и у меня отмечен этот день: идем вперед. Поэтому тоже даю вам обещание: врага-фашиста буду бить на отлично. Из винтовки, а в одном из писем я писал Владику, какая она у меня прекрасная, стреляю на отлично. Отлично владею гранатой. Так что будьте уверены: за Родину, за ваш покой сумеем постоять!

1.09.41 г.»

 

Письмо С.Ф.Петрова свояку Акиму Федоровичу Федорову на станцию Ховрино Московской области.

«Дорогие, получил вашу открытку, посылку и все ее содержимое. Рад, благодарен, доволен. Выпили, вспомнили, спели. Этой открыточкой попрошу вас: купите мне какие-нибудь перчатки. Дело идет к осени, «а за ней зима в теплой шубе идет». Надо позаботиться о рукавицах. Их у меня пока нет.

Настроение у нас боевое. Передовые части все более чувствительные удары наносят врагу. И мы готовы дать не менее сильные удары. Враг будет разбит, живите спокойно, крепите тыл.

С.Петров.

10.09.41 г.»

 

Письмо С.Ф. Петрова сыну его жены Натальи Степановны — лейтенанту Валерию Борисовичу Маклецкому.

«Валя, родной мой! После такого перерыва, после всего пережитого за это время не найдешь слов, с которых можно начать письмо тебе, мой дорогой!

Рад, что получил от тебя первую весть. Да, она печальна. Что же, переживем. Ты так мужественно пишешь о том, что пережил, что и мне легче стало. Я тебя разыскивал. Написал и в часть несколько писем, и комиссару твоему. По его поручению мне сообщили, что ты выбыл из строя и направлен в госпиталь. Но куда? Снова разыскивал, мне помогали, но напрасно. Ты умница, что написал.

Валя, мне сообщили, что ты проявил себя мужественным и отважным командиром. Прошусь увидеть тебя.

...Сейчас идем в поход по историческим местам.

Целую. Выздоравливай. С.Петров.

29.09.41 г.»

 

Это было последнее письмо Сергея Федоровича.

В начале октября 41-го под Смоленском, у села Уварово, ополченцы приняли свой первый и последний бой. Фашисты выставили против них, наспех освоивших науку «стрелять и колоть», механизированные части. В общем, от нашей дивизии почти ничего не осталось. В Тюмень, в дом № 5 по улице Игарской, постучалась страшная весть: «Ваш муж и отец Петров С.Ф. пропал без вести».

— Такая весть в то время автоматически приравнивала отца к врагам народа. Представляю, — говорит Владимир Сергеевич, — что довелось пережить тогда моей матери. Мы остались с ней одни в еще чужом для нас городе, где нет родственников, где у незнакомых соседей — свое горе, где в 41-м, после ухода на фронт отца, «его» институт перевели в «ранг» факультета пединститута... Некуда идти, некому выкричать-выплакать свою боль.

Наталья Степановна просто тихонько плакала. А Владик думал: «О сыне Вале печалится: он серьезно ранен, а еще совсем такой молодой». И садился писать отцу на фронт: ведь папа просил его сообщать обо всем... Сохранилось его письмо, датированное декабрем 41-го. Пересказать его в двух словах — невозможно. Читайте сами эти милые каракули, в которых соблюдено полностью лишь два требование учителя грамматики — «нажим» и «наклон». Но мальчик старался...

«Володя полюбовался письмом, отдал матери свое послание — и побежал играть на улицу. Он играл час, полтора, два... Когда уже совсем надоело перекидываться снегом и кататься с гор, Володя пошел домой.

Мать сидела в уголке комнаты и тихо утирала слезы. Володино письмо так и оставалось лежать на столе. Мать подняла глаза на сына и шепотом произнесла:

— Твое письмо не пошлют, Владик. Отца нет... Он пропал без вести...»

Это строчки из сочинения «Письмо в никуда», которое через 56 лет после победы в Великой Отечественной, в 2001-м, писал ученик из Санкт-Петербурга Игорь Балтийский. Правнук Сергея Федоровича Петрова, внук Владимира Сергеевича. Паренек набирал текст на компьютере, который безразличен к нюансам нажима и наклона, который автоматически подскажет даже правописание... Это чудо-изобретение не может разве только что в душу пишущего заглянуть. Вот она и выплескивается, по своему велению, на еще белые страницы. Чтит парень память прадеда. И уважает своего деда.

Есть за что уважать!

— В тюменской «Зареке» — далеко не благополучном районе города — я проходил свои «уличные университеты». Мама работала — вначале учителем, потом инструктором ГК КПСС, председателем горкома профсоюзов учителей, а я был предоставлен сам себе. Учился выживать, — рассказывает Владимир Сергеевич. — А это было непросто. Помогли письма папы, его наставления. И я увлекся спортом. В 47-м (этот год памятен для меня тем, что отца реабилитировали) организовал заречную детскую футбольную команду «Буревестник». На городском блиц-турнире мы заняли второе место, и на меня обратил внимание тренер тюменского «Спартака» Белоусов. Он пригласил меня к себе — в секцию футбола и хоккея. А дальше — пошло-поехало.

Точнее сказать, поплыло. После окончания тюменской школы № 25 Владик поступает в Тихо-океанское высшее военно-морское училище (папа наказывал учиться плавать!). Получив квалификацию корабельного артиллериста, продолжил службу на кораблях Восточно-Балтийской флотилии. Служил командиром БЧ-II-III — на «охотнике» за подводными лодками. В 58-м демобилизовался, вернулся в Тюмень. Работал на судоремонтном заводе технологом и одновременно учился в Уральском политехническом институте. Парня заметили. Это подтверждают строки из его биографии: «работал инструктором обкома КПСС, курировал строительство железной дороги Тавда — Сотник Кондинского района, трудился первым секретарем Урайского горкома партии, Ханты-Мансийского окружкома КПСС, был секретарем областного совета профсоюзов... В общем, все, как надо, сложилось. Как просил отец. В своих письмах с войны. Адресованных и нам — тоже.

Акция "Письмо с фронта", которую "ТИ" объявили совместно с областным советом ветеранов, продолжается. Ждём весточки с войны от ваших родных.

Нравится

Статьи по теме

№17 (5225)
03.02.2011
Наталья Тереб
Письма с фронта — живая история

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"