14 июня 2024     

Культура   

Побег «дерева» из города

И вот мартовским ветром занесло меня на улицу Дзержинского. Шел снег, вьюжило. Стремительные прохожие, спрятав носы в воротниках, не озирались по сторонам. Между тем в этой белой пелене столетние дома в кружевах резного декора выглядели по-особенному — сказочно. Я говорю о тех «стариках», которые находятся в руках заботливых хозяев и пребывают в добром здравии. Одинокие деревяшки стоят, скособочившись, прикрыв ослепшие окна ставнями. И на тех, и на других гранитные доски с надписью «Охраняется государством».

Скоро их общий день — Международный день памятников и исторических мест. Его отмечают во всем мире 18 апреля. Придумали «праздник» в ЮНЕСКО с тем, чтобы привлечь внимание к вопросам сохранения историко-культурного наследия. И правильно сделали. Потому что в разных уголках планеты отношение к нему неодинаковое.

В Англии, например, практически в нетронутом виде сберегли Адрианов вал, построенный еще при римском императоре Адриане для охраны северных рубежей империи. В норвежском городе Лиллехаммере сохранилась деревянная церковь, возведенная в 1150 году. А в Непале, в Катманду, можно увидеть деревянный храм Кастхамандал, который стоит аж с 723 (!) года. Та же Европа славится исключительно бережным отношением к своей истории. Но ведь не везде так. Бывает, памятники бросают на произвол судьбы, и они медленно разрушаются временем, а случается, и вовсе — бомбят, разносят в щепки и по камушкам в приступе религиозного или революционного пыла. Сейчас мировая общественность обеспокоена тем, что воюющая Сирия может лишиться лучших образцов храмового искусства.

Но вернемся в Тюмень, которая, между прочим, числится среди крупных исторических центров России. Прочитав в журнале «Наследие Тюменской области» доклад председателя областного комитета по охране и использованию объектов историко-культурного наследия Игоря Козлова, я испытала законную гордость за регион. В тексте обнаружились духоподъемные цифры. В 2011 году на работы по сохранению памятников правительство области выделило 1 миллиард 198 миллионов 400 тысяч рублей! Это ого-го-го какая приличная сумма! И пошла она, как сообщил журналистам заместитель председателя комитета Анатолий Панфилов, на реставрацию 35 объектов. Он же привел и такие данные: с 2002 по 2010 годы в области были завершены работы по сохранению 60 объектов. Всего за десятилетие существования ведомства количество памятников, находящихся в хорошем и удовлетворительном состоянии, дошло до внушительных 80 с хвостиком процентов. Даже федеральное руководство отметило, что Тюменская область лучше других регионов страны печется о своем культурном наследии.

Здесь, однако, следует сказать, что особое внимание наша власть уделяет объектам, представляющим туристический интерес. «В первую очередь — памятникам города Тобольска, на основе которых формируется туристический центр Западной Сибири», — сообщает в том же «Наследии Тюменской области» заместитель губернатора области Евгений Заболотный.

— То, что деньги вкладываются в реставрацию уникальных объектов (Тобольский кремль, культовые здания), замечательно. Это важные, ключевые объекты городской среды, — говорит кандидат искусствоведения Елена Козлова-Афанасьева. — Но город исторически ими не исчерпывается. Сибирская архитектура ценна двумя направлениями: каменными сооружениями конца XVII — XVIII веков и деревянным зодчеством конца XIX — начала XX веков.

В вопросах деревянного зодчества Елена Михайловна дока. Она написала диссертацию на тему тюменской деревянной резьбы, стала автором книги «Архитектурное наследие Тюменской области». В настоящее время Козлова-Афанасьева трудится в организации, которая занимается реставрационным проектированием. Сейчас там как раз разрабатывают проекты реставрации деревянных памятников, расположенных на улице Дзержинского, 20 и 12. Заказчики — частные лица, приватизировавшие объекты.

— При условии жесткого соблюдения законодательства и постоянного надзора контролирующих органов приватизация объекта культурного наследия — спасение для него, — убеждена Елена Михайловна.— Это нормальная практика, которая распространена во всем мире. Государство (любое!) не может справиться с содержанием всех памятников в надлежащем виде.

Благодаря приватизации тюменские деревяшки, дожившие до сегодняшнего дня, получили возможность продлить свой деревянный век. Увы, нам не вернуть те уникальные образцы купеческой Тюмени, которых мы уже лишились. Впрочем, дадим слово Елене Козловой-Афанасьевой. Она не понаслышке знает о том, что мы потеряли и с чем остались.

— В последние годы усилиями специалистов, профессиональной общественности наконец-то утвержден и стал неоспоримым факт: русская деревянная городская архитектура — это то особенное, очень важное и объемное, что вложила наша страна в общемировую копилку архитектурных достижений. И что же с этим особенным культурно-историческим пластом произошло и происходит? Повсеместно по городам и весям одно и то же — он стремительно истончается в количественном отношении и грозит исчезнуть вовсе в ближайшей перспективе. Причин несколько. Но одна доминирует над всеми — массированное агрессивное вторжение с 2000-х годов современного строительства в исторические центры поселений, которые стали зоной коммерческих интересов и при этом оказались недостаточно защищенными действующими охранными законами. В финансово бедных регионах и городах этот процесс замедлен, и там еще можно увидеть целые анклавы доживающей свой век исторической деревянной застройки. А там, где вращаются крупные деньги и развивается строительный бизнес, состояние деревянной архитектуры критическое. К таким поселениям относится и Тюмень — старый сибирский город, обладавший уникальным наследием деревянного зодчества, известный оригинальными архитектурно-декоративными традициями, своей школой плотницкого и резного искусства. Замечу, этой школе посвящена замечательная книга Нели Шайхтдиновой «Деревянная резьба Тюмени».

В списке памятников Тюмени еще значатся около 70 объектов деревянного зодчества, часть из них отреставрирована и выглядит вполне обнадеживающе. Но…эти здания практически перестали быть активны в сложившейся структуре исторического центра. Их роль где приглушена, где и вовсе погашена. Почему? Все просто — в окружении памятников исчез исторический архитектурный контекст, столь необходимый для целостного восприятия и эстетического впечатления.

Процесс ликвидации исторической деревянной архитектуры в Тюмени начался давно, однако до определенного времени появление новостроек в исторических кварталах носило локальный характер. Всплеск строительной активности наблюдался в 1980-е годы. Он сопровождался сносами и пожарами. На этом фоне возникло общественное движение за сохранение исторического наследия. Усилиями энтузиастов-специалистов был проведен аудит всей исторической городской архитектуры, составлены развернутые списки ценных объектов. О судьбе старой Тюмени шли дискуссии профессиональной общественности с архитекторами, чиновниками. Поднимался вопрос не только необходимости сохранения отдельных зданий, но и исторически сложившегося облика района, квартала в совокупности композиционных особенностей, уникальных и так называемых средовых и фоновых объектов. И, несмотря на попытки чиновников отмести разумные доводы волшебной фразой: «Вы что всю рухлядь собираетесь сохранять?» — возникли идеи комплексного подхода к сохранению наследия. В их числе — создание музейного квартала (на базе одного из исторических в центральной части города), проект пешеходной улицы Дзержинского, которая тогда еще сохраняла свой облик и была тем местом, где счастливым образом были сосредоточены различные типы деревянных зданий — от богатых купеческих особняков до скромных мещанских, и типы резного декора.

В 1990-е годы общественное движение сошло на нет. Идея музейного квартала была забыта. При отсутствии социально-культурного интереса, практической востребованности благополучно умер и проект пешеходной улицы Дзержинского. Сейчас эта когда-то тихая и уютная улочка наполовину превращена во внутренний двор-стоянку автотранспорта для окружающих новостроек, а наполовину продолжает оставаться перегруженной транспортной артерией, где страшно помыслить о пешеходном передвижении. Я не говорю уже о новых архитектурных вкраплениях…

Понятно, что не получила развития и еще одна самая главная и важная инициатива — идея комплексной программы сохранения деревянного зодчества. Тем временем продолжались локальные пожары, сносы «тихой сапой», уничтожались ценные образцы резьбы.

Правда, обсуждение судьбы образцов деревянного зодчества все же иногда проходило. Его площадкой был городской научно-методический совет по охране памятников, членом которого я являлась многие годы. Все заседания совета начинались почти однотипно —
с прочтения длинных пространных и трагических писем от жителей деревяшек, которые буквально умоляли снять их дом с охраны по причине невозможных условий бытия. Нередко присутствовал кто-нибудь из чиновников городской администрации, для которой деревянная застройка всегда была обузой, висящей тяжелым камнем на городском бюджете. Чиновник понимающе кивал головой громкому чтению, а потом обводил всех членов комиссии суровым взглядом, как бы вопрошая: «Вот видите?! Аварийное жилье… Людей надо выселять!» Едва ли не главным на всех заседаниях был вопрос: а сколько же зданий нужно сохранять?

Через некоторое время часть деревянных домов, стоявших на охране и… выгодных территориях, была переведена в аварийный фонд, жители расселены. Оставшись без присмотра и сторожей (последние не были предусмотрены городским бюджетом), эти дома продержались считанные дни — все сгорели. Наиболее разрушительные последствия этой программы, которая задумывалась из благородных побуждений для жителей, но была непродуманной в плане физического сохранения объектов деревянного зодчества, коснулись нижнего посада Тобольска. Только в 1990-е годы там сгорело около 50 зданий. Вторая волна пожаров и поджогов, вызванная массовым переводом строений в статус ветхого жилья, пришлась на середину 2000-х. Обгоревшие остовы домов в сочетании с развалинами каменных построек XVIII-XIX веков в районе вокруг Базарной площади Тобольска производят гнетущее впечатление. Правда, туристы с бровки Троицкого мыса, где красуется отреставрированный кремль, этого всего «развального колорита» подгорной части не видят. Жуткие детали теряются с высоты обозрения, а в нижний посад туристические маршруты не проложены.

В общем, если подводить итог сказанному — мы получили то, что получили. Сохранили отдельные здания, при этом потеряли историческую среду… Тюменская школа деревянного зодчества известна прежде всего произведениями замечательной объемно-пластической фасадной резьбы с характерным пышным растительным орнаментом. Вот такого типа зданий из числа сохранившихся объектов осталось всего 12! Несколько лет назад были разобраны дома по ул.Кирова, 55 —57, ставшие жертвами расширения улицы. Поврежден пожаром дом купца Колмакова по ул.25-е Октября, 25, разграблен декор дома купцов Плотниковых по ул.Госпаровская, 29. Погибли уникальные образцы резного искусства. И все это происходило при полном гробовом молчании со стороны общественности, не стало рейтинговой темой местных СМИ. Из другой категории памятников деревянного зодчества, украшенных глухой резьбой, осталось 7 зданий с растительным орнаментом, 4 дома с орнаментом «занавес» и примерно столько же с орнаментом «солнышко». Вот и все. Новостройки постепенно вытесняют старые дома, потому что земля в центре города на вес золота…

Нравится

Статьи по теме

№64 (5506)
17.04.2012
Ирина Тарабаева
Этот парень — сенсация!
№64 (5506)
17.04.2012
Ирина Тарабаева
Тебе говорят апрес? Значит молодец!

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"