16 октября 2019     

Общество   

Возвращаясь в школьное отрочество...

С третьей попытки мечта сбывается, и в 1986-м я вручаю папе документ главного университета страны о главном семейном достижении: диплом профессионального журналиста... Вся жизнь впереди, вроде бы все начинает сбываться: работа по специальности — редакторство в газете, как у всех — замужество, рождение ангелочка-дочки и ежесекундная, со всеми признаками самоотдачи, поддержка родителей; они безумно рады, что не уехала я по распределению в краснодарскую «Молодежь Кубани»...

И вот уже несколько лет я замужем за любимой единственной работой; пережила закономерное, но все равно безмерное горе — многолетнее тяжелейшее нездоровье и смерть родителей, нелепую гибель в автокатастрофе юного зятя и, надеюсь, как реванш за все горести — всепоглощающее счастье быть бабушкой нежного веселого существа по имени Наталья Павловна. Как всякая бабушка, не хочу, чтобы пылкое сердечко любимой трехлетней Туси пережило в будущем и половины неприятностей, доставшихся на мою долю, однако поверьте, в моей судьбе миллионы моментов, достойных зависти. И один из них — Горковская средняя общеобразовательная школа. В прошлом году она отметила своё 80-летие.

Первая учительница

...Слушаю старшую сестренку и завидую: у нее есть Лариса Ивановна. Это самый близкий (после папы и мамы) человек, и они не только пишут в тетрадке буквы и цифры, но и готовятся к концертам, успешно учатся садиться на шпагат... И я тоже так хочу, я жду — не дождусь, когда же наконец «первый раз в первый класс».

И вот на календаре 1 сентября 1967-го. О счастье, я первоклассница! И уже заранее знаю, что моим учителем будет именно Она — заочно любимая, желанная Лариса Ивановна Зяблова.

В жизни все оказалось лучше, чем в мечтах. Молоденькая выпускница Салехардского педучилища — всегда хорошо (изумительно!) одетая, стремительная, то серьезная, то веселая, терпеливо объясняющая материал на уроках, еще и играла на мандолине! Под ее аккомпанемент мы пели песни на уроках пения. Глядя на Ларису Ивановну, я представляла, что буду, когда вырасту, точно такой же, как она — яркой, умной, черноглазой, с белозубой улыбкой, в красивом берете и ладных сапожках в обтяжечку. И почерк у меня будет точно такой же, как у нее, и личная подпись, и профессия...

Мы были влюблены в нее еще и потому, что не расставались со своей учительницей даже после школы. Занятия с отстающими, постоянные репетиции — то готовимся к концерту, то — к пионерскому сбору. То танцуем, то поем, то рисуем стенгазету, и кажется, что так будет всегда-всегда-всегда... Уверена, что подобные ощущения переживали мои активисты-одноклассники: Оля Абышева, Галя Соколова, Таня Захарова, Юра Николаев, Света Новикова, Света Петухова...

Но, как любил говорить мой папа, мы предполагаем, а жизнь располагает. Из начальной школы — пришло время — уходим, и прощание омрачено ревностью: неужели так же сильно, как нас, она станет любить следующих своих первоклассников? Не иначе, судьба сжалилась над третьим «А»: Лариса Ивановна отныне будет работать старшей пионерской вожатой, а это значит, что ежедневные встречи в пионерской комнате гарантированы, как гарантирован привычный доселе образ внеклассной жизни! И мы снова живем взахлеб! Порою некогда поесть и убрать в комнате, я брежу заданиями — рисую плакаты, сочиняю заметку в стенгазету, что-то придумываю, продумываю или не успеваю на репетицию, где мы под чутким руководством нашей самой артистичной, самой тонко чувствующей вожатой разучиваем то танец северных оленят, то загадочную тарантеллу, то серьезную литературно-музыкальную композицию... При этом, конечно же, обязательны отличная учеба и примерное поведение — Лариса Ивановна следит за успехами каждого из своих подопечных.

А потом рождается ШПО. Школьное политическое общество «Алые паруса». И мы, уже выходящие из пионерского возраста, так же, взахлеб, начинаем заниматься в его кружках. Клуб интернациональной дружбы дарит мне новое увлечение, Альбина Михайловна Терентьева назначает меня главным помощником, вместе с другими ребятами выпускаем стенгазеты, пишем письма ровесникам в далекую Германию, собираем посылки с сувенирами, получаем посылки...

Тем временем Владимир Федорович, глава растущей семьи Зябловых (у них уже трое детей!), получает назначение в райцентр, в Мужевский райком, и Лариса Ивановна, естественно, вынуждена сообщить нам об этом. Хорошо помню горькое расставание на очередном совете дружины: мы рыдали в голос, ведь по-прежнему не представляли жизни без нее! Потом встречались на районных сборах, слетах, олимпиадах — она работала в Мужевской школе, и не было ничего печальнее этих коротких встреч.

Даже спустя десятилетия такое отношение к Л.И.Зябловой не кажется мне чрезмерно сентиментальным, смешным или странным: заряд оптимизма, доброты, доброжелательности, интереса к жизни — все, что нынче принято называть позитивом, моя детская душа впитала из общения именно с этим человеком, которого мне, без преувеличения, благосклонно подарила Ее Величество Судьба.

Судьба часто бывает благосклонна, вот и я года два назад получила-таки возможность сказать все это, продуманное годами (правда, по телефону) любимой первой учительнице, живущей теперь в Тюмени. Моему удивлению не было предела, когда я, услышав ее голос, сквозь клубок задушивших меня рыданий только и смогла произнести: «Как же я Вас люблю!»

Самая первая учительница

Но самой первой моей учительницей чтения все же была не Лариса Ивановна. С Евгенией Владимировной Баклановой мы часто оставались в учительской одни. Папа, к которому я, наскучавшись дома одна, приходила в школу, был на уроках, и мы учились с Евгенией Владимировной читать, писать и рассуждать! Не секрет, что детям педагогов достается преступно мало родительского внимания, с полным знанием дела свидетельствую об этом.

Чтобы трехлетний ребенок не докучал вам просьбами типа «почитай книжку», нужно купить ему азбуку в коробочке, вкусно пахнущую деревом и типографской краской, и сказать: «Учись!» Что и сделали мои находчивые вечно занятые родители. Научившись наконец читать, отныне я ни дня не жила без библиотеки, а старшая подруга Евгения Владимировна с интересом пытала меня каждый раз о прочитанном. Знаю, родители испытывали к этому педагогу от Бога истинную благодарность.

Мои учителя

Японский писатель Кобо Абэ сравнил учителя с валуном посреди горной реки, который, омываемый водными потоками (учениками), хранит мудрость жизни и вечную ее тайну. В этом сравнении мне симпатична мысль о незыблемости вечного. Мы уходим, а они остаются... Я помню Павла Михайловича Гудкова еще студентом-заочником — скромным, интеллигентным, излучающим умное добродушие, а недавно узнала, что он директор Горковской школы. У нас он вел уроки пения и рисования, и интересу к отечественной живописи я обязана именно ему. Как и интересу к истории, не самому любимому (уж простите!), но необходимому предмету. А в мое время директорами были Иван Тимофеевич Бычков, потом — М.И.Богаченко, позже — В.В.Василько.

Виктор Иванович Коротенько не так давно умер, и это не укладывается в голове. Я запомнила его темпераментным, отчаянно влюбленным в свою (и мою!) биологию молодым человеком, отстаивающим теорию Павлова о том, что животные не способны мыслить... А я с ним на эту тему всегда спорила и сегодня готова спорить с кем угодно.

Непререкаемый авторитет математика Нины Георгиевны Рочевой, ее любовь и преданность своему предмету как пример несу в сердце всю свою «гуманитарную» жизнь. Помните, как Вы готовили меня к районным олимпиадам? Однажды я даже заняла второе место...

Татьяна Ивановна Смычагина — невозмутимая красавица с неизменно великолепным маникюром. Химические опыты в ее исполнении навсегда привили любовь к химии, до чего хороши были в ее ноготках колбочки и пробирки!

Недолго преподавала историю и домоводство Вера Афанасьевна Мороз, но это именно она научила меня навсегда вкусно мариновать капусту!

Ну а как без физкультуры? Любовь Васильевна Смычагина — впоследствии мне довелось соприкасаться и даже дружить с профессиональными спортсменами, и что же? Та же обязательность, строгость, результат как цель... Кстати, еще один учитель физкультуры — Геннадий Николаевич Михайлов, в прошлом штангист-профессионал, тоже когда-то учительствовал в Горковской школе.

Раиса Николаевна Москвина преподавала немецкий. Правильное произношение «Ихь бин пионир» мне не пришлось оттачивать даже в лингафонном университетском кабинете — азы были заложены Раисой Николаевной!.. Я пытаюсь скрыть грусть свою за пеленой легкого юмора, но воспоминания о школьном отрочестве все равно слегка грустны: не повторяется такое никогда.

Мои университеты

Главным вузом моей жизни, безусловно, было общение с отцом. Перефразируя Горького, неизменно утверждаю: всему лучшему во мне я обязана книгам и Анатолию Иосифовичу Андриевскому. Он всегда иронично относился к сантиментам с моей стороны. Однако и основные жизненные принципы, и умения, и увлечения, и любовь к профессии, и, что немаловажно, любовь к русскому языку, живут во мне исключительно благодаря настойчивому, порою даже назойливому вниманию со стороны, без сомнения, одного из самых нестандартных и самых оригинальных людей. Мне очень повезло с учителями русского и литературы. Благодаря Нине Ивановне Смирных еще в четвертом классе я осознала: природная грамотность — хорошо, но без правил «назубок», аккуратности в рабочих тетрадях и красивого почерка уважающему себя человеку в этой жизни делать нечего. Позже, в восьмом, писать интересные сочинения по даже самым неинтересным произведениям из школьной программы нас учила Валентина Ивановна Николаева, низкий поклон. Но до последних дней отцовской жизни я панически боялась при нем неправильно произнести хоть какое-нибудь слово. Тут же — отсыл к словарям и тщательный «разбор полетов», независимо от того, есть ли время и настроение. Надо, и все тут.

Инженер-рыбодобытчик, окончивший Мосрыбвтуз, учителем в Горковскую среднюю школу он пришел в 1963 году. Преподавал физику, машиноведение, черчение, какие-то еще очень серьезные и неведомые мне предметы, а во внеурочное время — факультет по рыболовству. Научил, кстати, и меня вязать рыболовные сети из капрона. Ученики ходили за ним хвостиками, наш дом всегда был наполнен шутками и смехом старше-классников: то поют частушки собственного сочинения на злободневные темы с припевом «Умба-та-ту-ри, ту-ри», то собираются с сачками на обские забереги — ловить щурогайку. То просто идут в лес жечь костер... Ну а когда у отца вечерние или воскресные занятия с ребятами, которых он готовит на районную, окружную или областную предметную олимпиаду, мы все ходим на цыпочках.

Физику отец любил беззаветно. Десятки учебников, постоянные извещения посылторга об отечественных и зарубежных новинках и искренняя убежденность, что без физики в жизни никому никак нельзя. Я не любила, когда он брался «подтягивать» меня по этому предмету, потому что, замерев, не слышала ничего, кроме его громоподобного голоса, и не понимала, как его ученики умудряются при этом еще и усваивать предмет. Однако усваивали, да еще как! Папа очень гордился грамотой Новосибирского отделения Российской академии наук, которую ему вручили за победу ученика Виктора Пидшморга в одной из авторитетных олимпиад. «За привитие любви к физике». Эта лаконичная фраза на скромной форматной «картонке» для него была приятнее любого цветистого многословия, других званий и наград он всегда старательно избегал и даже, выйдя на пенсию, при общем стаже в 54 года не был ветераном труда... Братья Пидшморги вообще были гордостью своего учителя.

Видел физиком папа и Сергея Рочева, отмечал безусловные способности Володи Архипова, многих я просто не знаю и не помню, они старше меня. Сегодня, разбирая родительские «бумаги», мы натыкаемся то на письмо папиного бывшего ученика Сергея Ламбина, то — Даниила Шульгина, то — погибшего солдата Валерия Костина... Печально, до боли грустно, но и до боли приятно: мой скромный, всегда боявшийся непорядочности и карьеризма отец прожил достойную жизнь. Я горжусь им, как и тем, что была им горячо любима. Как бесценную реликвию, хранил отец (а теперь храню я) подарок своего первого школьного выпуска. Это сувенирный охотничий нож в кожаных ножнах и линогравюра «Осенний букет на подоконнике».

Слагая свое послание, очень сожалею, что не могу в данный момент воочию поблагодарить всех, кто долгие годы учил (и чему-то научил!) меня, благодарного ученика. Спасибо «Одноклассникам»: меня нашла на сайте младшая сестренка Игоря Шарабаева, моего одноклассника, ныне Ольга Козлова, и подвигла на поступок, который я так долго мечтала совершить — сказать спасибо провинциальной средней школе из заснеженного поселка на берегу Оби и тем, кто служил ей и служит, кто сеял и сеет разумное, доброе, вечное...

Нравится

Статьи по теме

№81 (5523)
17.05.2012
Тимур Волков
Исправляя школьные двойки
№65 (5507)
18.04.2012
Елена Суслова
«Учитель года»: в поисках личности

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"