5 марта 2021     

Политика   

Присутствие женщины

А что у нас на первое?

— Галина Александровна, есть разные мнения по поводу женщины во власти. Как вы считаете — не идёт ли активная общественная деятельность женщины в ущерб её роли как матери, жены? Или всё совместимо?

— Что касается власти, то потенциал у мужчины и женщины в этом плане, полагаю, совершенно одинаковый. С другой стороны, рождение и уход за детьми отнимает у женщины очень много времени, поэтому нас меньше во власти. Так сложилось в нашем обществе.

Да, когда женщина идет во власть, большую или на местном уровне, она, безусловно, что-то забирает от своих детей. Никогда не забуду, как мой сын Данил лет в 10-11 спросил у меня: «Мама, почему в других семьях из еды и первое, и второе, а у нас или то, или другое?» Я до сих пор помню то чувство стыда и вины перед ним. Сейчас ему 32-й год, у него своя семья, и когда они приходят к нам на выходные, обязательно готовлю и первое, и второе. Стараюсь возвратить долг…

— Значит, всё-таки занятие государственной работой — во вред женской природе и в ущерб семье?

— У этой медали есть и другая сторона. Наши дети, подрастая, очень гордятся нами, когда у нас есть некий социальный статус, когда мы занимаем какие-то должности, чего-то достигли. Поэтому сам по себе вопрос, должна или не должна женщина быть во власти, мне кажется неправильным. Почему не должна-то? Да, совместить чисто женские, материнские обязанности и деловые трудно. Но это всё индивидуально. Надо правильно для себя определить, за что ты отвечаешь в первую очередь, за что — во вторую, на каждом этапе своей жизни. В конце концов, женщина тоже должна реализоваться как личность. Тем более сейчас для этого есть масса возможностей.

Я помню, как Галина Васильевна Старовойтова, одна из моих политических кумиров, на первом съезде народных депутатов сказала: «Я очень рассчитываю на то, что вся моя деятельность будет расцениваться не по половому признаку, а по моим способностям и интеллекту». Вот и я хочу сказать: если интеллект позволяет и внутренние убеждения и устремления говорят о том, что я могу управлять некими процессами, управлять группой людей, с которыми мы вместе будем координировать эти процессы, если есть стержень организатора, руководителя, значит, нужно это делать. Иначе человек просто-напросто не состоится. Нереализованный человек — это обретение массы проблем. От просто злобного характера до самого страшного — суицидов.

Долг размером с зарплату

— Судя по вашим словам, потенциал для общественной деятельности у вас есть. Откуда он?

— Пожалуй, из семьи, от родителей. Я родилась в Оренбургской области в совхозе имени Чкалова Краснопартизанского района. В совхозе был поселок Нефтяников, мои родители оттуда. Они простые рабочие. Семья у нас многодетная — четверо детей. Малообеспеченная. Что такое жить бедно, нуждаться, я знаю ох как хорошо.

У нас несколько лет был долг размером с папину зарплату. То есть мы занимали — отдавали, занимали — отдавали. Поэтому мои родители решили уехать на Север. Не за большими деньгами, а просто спасались от бедности. Приехали в Сургут, и тут нашей семье, как говорится, привалило счастье. Мы сразу получили трехкомнатную квартиру в крупнопанельном доме. Нам не пришлось мыкаться по балкам. Так вышло совершенно случайно. Сдали два первых многоквартирных дома, и в одном из них на первом этаже нам дали квартиру. Честно говоря, дело было так. На первом и пятом этажах никто из руководства, инженеров жить не хотел, поэтому в них заселяли семьи рабочих.

О родителях

Отец работал дизелистом, потом машинистом на ППУ, паропередвижной установке. Мама сначала не работала, надо было нас накормить, обиходить, хозяйство вести, а в Сургуте пошла работать кассиром. Они оба не получили образования — четыре класса до войны успели окончить, потом какие-то курсы, вот и всё. Оба трудяги. Папа умер рано, в 48 лет, мама дожила до 80-ти. Не помню, чтобы она хоть раз днём прилегла, даже в преклонном возрасте, постоянно что-то делала. У нас, детей, тоже всегда были обязанности, за каждым что-то закреплено, и попробуй не выполни.

Мои родители не произносили, а может, и не знали слово «честь», но жили по чести, по совести. И нас учили: надо так поступать, чтобы не стыдно было смотреть в глаза людям.

А уж их приветливость к любому человеку, отзывчивость — это отдельная история. У нас в доме однажды летом 1970 года ночевал даже целый пионерский отряд. Отец провожал меня в лагерь. Погода была нелетной, и рейс Ан-24 на Тюмень отложили до утра. И мой папа, недолго думая, а точнее даже не раздумывая, когда понял, что в аэропорту остаются дети из Пойковского, а он там начинал работать, всех позвал на ночь к нам. Мама сварила двухведёрную кастрюлю супа с тушёнкой, картошкой, лапшой, всех накормили и уложили спать.

Вообще у нас в доме всегда кто-нибудь жил. Это те, кто приезжал устраиваться на Север: родственники, знакомые, знакомые знакомых и так далее. Жили по нескольку месяцев, а то и по году с нами в нашей всего-то трехкомнатной квартире. И для наших родителей это было нормой. Я, например, так жить не смогу, я уже человек другого поколения. Для них же это было само собой.

Дал слово — держи

Так что вот такие правила они нам прививали своим поведением: дал слово — держи, пришел человек — приветь прежде всего, помоги, веди себя так, чтобы не стыдно было смотреть в глаза людям. Это записано у нас в голове, в сердце. Кстати, для каждого лично это не всегда бывает удобно. Это обременяет. Но по-другому жить уже не получается. Не могу и не стану себя хвалить, но во всяком случае 25 332 человека проголосовали за меня как за депутата, значит, в чем-то я им подошла и по личным характеристикам.

— Как распределялись роли в родительской семье?

— Для моей мамы семья была самым главным, она говорила: я счастлива семьёй. Вокруг неё все объединялись — двоюродные, троюродные, в доме у нас всегда было полно гостей. При этом мама была достаточно строгой. Мы с сёстрами даже представить не могли, чтобы её ослушаться, даже уже взрослыми: как она сказала, так и надо сделать. У папы были другие дарования. Я думаю, если бы не война, он, наверное, стал бы конструктором. Он умел практически всё: класть печки, крыть крыши, строить дома, умел ремонтировать любой вид транспорта, шил на машинке, из своих кожухов перешивал нам шубки.

Сам научился играть на балалайке, на гитаре. У него так был устроен мозг, что, если он видел что-то новенькое, ему надо было обязательно понять, как это работает. Кончилось тем, что в одиночку сделал аэросани. Кажется, не было области, в которой он бы не разбирался, имея всего четыре класса образования. Поэтому, повторяю, до сих пор считаю, что, если бы не война, мой отец многого бы сумел достичь в жизни.

Мне от него кое-что передалось. Я тоже умею: белить, красить, огород сажать, ухаживать за ним, шить.

— А шили для себя?

— Конечно! Когда училась в университете, всё шила для себя, даже пальто. Тогда же ничего не было. Зайду в уценённый магазин, куплю на два рубля материала, у меня машинка с собой была, ручная, мамина. И сошью что-нибудь. Машинка, кстати, до сих пор жива, мы её бережём.

И на «Буранах», и на вертолётах

— Как складывалась ваша трудовая биография? Жизнь шла по плану?

— Нет. В 10-м классе я металась. В итоге поступила в Тюменский университет на филологический факультет. Работала учителем русского языка и литературы в Сургуте, затем некоторое время в Лянторе, там была завучем. Когда вернулись обратно в Сургут, места учителя не было, меня взяли в районо, инспектором школ, потом стала начальником отдела, председателем комитета по проблемам семьи, молодёжи, охране детства, дальше — начальником районного управления образования. Объехала весь район на лошадях, на «Буранах», облетала на АН-2, вертолетах. А сейчас на машине можно проехать в любую точку Сургутского района. На моих глазах произошли такие огромные преобразования! Я счастливый человек. Наше поколение порой называют потерявшимся, но это не так. Мы — редкое поколение: жили в одной эпохе, потом на сломе эпох, теперь живем в относительно стабильном обществе. И мы не потерялись. Мы не то чтобы выжили — мы прожили эти периоды. Наверное, это историческое счастье. Не всем за свою жизнь достаётся увидеть такой объём социально-экономических преобразований. По моим оценкам — в лучшую сторону. Когда говорят, что Россия рушится, я не могу согласиться.

Последние 8 лет я работала первым заместителем главы Сургутского района, курировала всю социальную сферу — образование, здравоохранение, молодежную политику, спорт, опеку, культуру и другое.

— Бывало ли, что вы оказывались беспомощны в решении каких-то проблем?

— Во-первых, я же не одна работала, у нас была команда. Во-вторых, когда 28 лет работаешь в одной сфере, уже есть системное видение проблем. Если говорить о трудностях, то на мою деятельность пришёлся период всевозможных реформирований. Например, разделение полномочий на государственные и местные. Я же начинала работать тогда, когда мы слово «полномочия» не знали. Настолько всё было перемешано, связано, лежало на ответственности первых, вторых лиц. Потом полномочия разделились на федеральные, субъектов и местные. Например, зарплата школьных учителей, учебники — это полномочия государственные. А вот стены, ремонт школы — это местные полномочия. Складывается парадоксальная ситуация. Повысить зарплату работникам школы, детсада местная власть не может, у неё просто нет денег для этого, а отвечает перед гражданами она. Соцзащита тоже стала не нашими полномочиями. Приходит пенсионер, просит помощи, а я ему не могу помочь. В 90-е годы был фонд социальной поддержки, из него мы давали материальную помощь, а в 2000-е уже не могли этого делать. Человек приходит, а мы ему отказываем: мол, это не наши полномочия. А он не понимает, ему безразлично, чьи это полномочия. Когда ты проходишь через все эти «перестраивания», прибавляется опыта, знаний, начинаешь лучше ориентироваться. Для меня опыт работы в Сургутском районе, особенно в качестве первого заместителя главы, — это богатейшая платформа для депутатской деятельности.

Пойду в депутаты!

— Галина Александровна, а зачем вы пошли в депутаты?

— Депутатом я никогда раньше не была, и даже сон про это мне не снился. Когда началась предвыборная кампания в Тюменскую областную Думу, мои старшие товарищи, один из них — Борис Сергеевич Хохряков, искали людей, которые будут избираться по одномандатным округам от Югры, и предложили мне баллотироваться. Долго разговаривали со мной на эту тему, убеждали. Был момент, когда я хотела категорически отказаться. Но Борис Сергеевич нашел нужные слова. Таким образом, я дала согласие стать кандидатом, потом участвовала в выборах и победила.

Конечно, я спрашивала себя, смогу ли принести пользу. И ответы нашлись. Работая много лет в исполнительной власти Сургутского района, я имела определенное представление о работе депутатов. Мой муж пять созывов был депутатом дум разных уровней, последние три — депутатом окружной Думы, председателем бюджетного комитета. Но, тем не менее, истинного, масштабного представления о депутатской деятельности у меня не было. Оказалось, что работы гораздо больше, областная Дума живёт в очень напряженном ритме. Глядя со стороны, можно подумать: да они там много говорят. Но ведь для того, чтобы принять решение, нужно его со всех сторон «осмотреть», обсудить, чтобы понять, в какую сторону двигаться. Где-то поспорить, не согласиться, выслушать все точки зрения.

Посчитаем КПД?

Да, законы, которые принимает Тюменская областная Дума, в основном работают на территории юга области. Недавно я посчитала правовой КПД депутатов от Югры и Ямала, получилось — 9 процентов. Это с учетом федеральных законов, проекты которых мы должны в соответствии с порядком их принятия обсуждать и по ним голосовать. А если убрать федеральные законы и оставить только те, которые будут действовать на территории всех трех субъектов, то КПД — 2 процента. Получается, что основная наша деятельность сосредоточена в избирательных округах. Это очень большой пласт работы. Ты должен всегда быть там, где твои избиратели, знать, чем и как они живут. Это приём граждан, общественная деятельность внутри округа, ведение каких-то проектов, работа с обращениями избирателей, использование депутатского фонда. Мой опыт работы в социальной сфере, в органах местного самоуправления очень помогает: либо разъяснить человеку, как поступить, куда обратиться, либо решить вопрос. Знаю, кому позвонить, знаю, что нереально, и, наоборот, какие есть пути решения.

— С какими проблемами чаще всего к вам обращаются в избирательном округе?

— Эти проблемы характерны для всех: жилье, тарифы ЖКХ, ипотечные вопросы, трудоустройство молодежи, здравоохранение, дети-инвалиды.

Есть несколько проектов, которые я наметила реализовать до конца своего депутатского срока. Один из них — совместный с другими сургутскими депутатами — Ивановым, Караяковым, Буртным, Дубровиным. Это помощь Фонду четырехкратного паралимпийского чемпиона Алексея Ашапатова. Его тренер Валерий Иванович Прохоров занимается вопросом создания детско-юношеской спортивной школы для детей-инвалидов — под эгидой этого фонда. Нужна организационная помощь и финансовые вливания. Мы подготовили документы, которые находятся на рассмотрении у губернатора. Задача — сделать эту школу хорошей. У фонда уже есть четыреста квадратных метров помещения, которые были подарены одним из предпринимателей-строителей Сторожуком Николаем Каллиниковичем. Сейчас нужно сделать ремонт, приобрести оборудование и организовать работу. Алексей как-то с горечью признался, что душой все готовы вроде бы помогать, а практической помощи мало. Меня эти слова так задели! Не должны героя спорта посещать такие мысли, не должно у него быть обиды на всех нас, поэтому мы с коллегами-депутатами и решили взяться за это дело.

«Мой учитель»

Еще один проект — «Защити сердце ребенка». У нашего окружного кардиоцентра появилось новое направление в деятельности — детская кардиохирургия, когда делают операции на сердце даже новорожденным и грудным детям. Период реабилитации после таких операций длительный. И требуется содействие в создании условий — бытовых, обучающих, развивающих и так далее — для этих детей и их родителей.

Одним из главных своих дел считаю совместный с департаментом образования города Сургута проект «Мой учитель». У проекта много задач. Профессия учителя в истории человеческой культуры всегда несла в себе миссию просвещения и духовно-нравственных начал. В последние 20 лет материальные ценности встали у нас на первое место. Ничего плохого нет в том, что мы в течение 20 лет хотели одеться, обуться, поесть, поездить. Но всему свое время. И сегодня потребность сообщества в духовных началах уже становится насущной. В этой ситуации профессия учителя как носителя духовной миссии снова востребована. Проект «Мой учитель» может и должен стать катализатором этой миссии. Мы должны не только возвысить (а это одна из целей проекта!) учителя, но и снова возложить на него эту ответственность за формирование духовности. Например, у меня были учителя, которые воспринимали свою работу как служение и к нам относились соответственно. А за те 20 лет, о которых я говорила, мы ведь тоже к учителю по-другому «отнеслись». И зарплата не бог весть какая, и отношение к учителю другое, и молодые неохотно идут в школу. Ещё недавно в Сургутском районе (мы делали такой анализ) средний возраст учителя был 48 лет. А в Америке, например, педагога, отработавшего 15 лет в образовательном учреждении, не привлекают к даче показаний в суде, потому что он считается психически неадекватным. Наша задача теперь, в том числе через проект «Мой учитель» — омолодить учительские кадры и привлечь мужчин в школу, придать статусность этой профессии.

Есть еще международная программа «Новые имена», в которой Сургут давно участвует. Это культурно-социальная программа для одаренных детей. Считаю своим долгом поддерживать её. Есть дети, которые при моей депутатской поддержке попадали в летнюю школу «Новых имен». В этом хорошем деле участвуют и средства тюменского бюджета. Особенно важно помочь в этой ситуации детям из малообеспеченных семей.

Вот такие задачи я ставлю перед собой на депутатский срок, и если их удастся выполнить, значит, мне не стыдно будет смотреть в глаза тем, кто возложил на меня какую-то часть своих надежд.

Фото Сергея Русанова.

Нравится

Статьи по теме

№6 (5683)
17.01.2013
Копилка добрых дел

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"