14 ноября 2018     

Общество   

«Нам звезда Полярная светила…»

Но сегодня свое повествование посвятим лишь одному из воинских соединений, рожденному на тюменской земле, — 368-й Краснознаменной Печенгской стрелковой дивизии, прошедшей путь от Тюмени до Киркенеса, от быстрых вод широкой Свири до берегов сурового Баренцева моря.

В октябре исполняется 65 лет со времени военной операции, когда дивизия закончила свою освободительную миссию, разгромив в составе Карельского фронта весь гитлеровский гарнизон хваленой «полярной армии» — последний бастион немецкой обороны на Заполярном Севере — военно-морскую крепость — город Киркенес. 25 октября 1944 года над ним взвился национальный флаг дружественной нам Норвегии…

Чтобы воспроизвести события тех далеких героических лет, воспользуемся книгами Средне-Уральского издательства: «От Тюмени до Киркенеса» (1976 г.), «Строки, написанные войной» (1995 г.), а также воспоминаниями председателя совета ветеранов 368-й Краснознаменной Печенгской стрелковой дивизии Сергея Александровича Соловьева.

Начало фронтовой биографии

Шел третий месяц Великой Отечественной войны.

Военный совет Сибирского военного округа в соответствии с приказом от 26 августа 1941 года принимает решение о формировании в Тюмени 368-й стрелковой дивизии.

Как это было, вспоминает С.А.Соловьев.

22 июня застало его в Гилевской роще, где в этот воскресный день проходили народные гулянья. Все планы прервал появившийся грузовик, из рупора которого раздалось: «Возвращайтесь в город на митинг! Война!»

Так Сергей, которому было еще 16 лет, и его сверстники из духового оркестра вместе со своим руководителем Борисом Григорьевичем Манн стали добровольцами. Теперь это был музвзвод 1224-го стрелкового полка. Каждому выдали 120 патронов, карабин, 2 гранаты, противогаз. Приняли присягу — и на фронт. На вопрос, каким было настроение, ответил: «Сверхпатриотичное!»

Забегая вперед, скажу, что во время боевых действий музвзвод выполнял работу санитаров. И сколько раненых обязаны этим ребятам своей жизнью!

…Комплектовалась дивизия в основном из сибиряков, вошли в нее и 550 лейтенантов из досрочного выпуска Таллинского военно-пехотного училища, к тому времени дислоцированного в нашем городе и являющегося «прародителем» нынешнего ТВВИКУ.

Штаб дивизии размещался на улице Володарского, 20. Большую помощь в формировании дивизии, решении многочисленных организационных вопросов оказывали городской комитет партии, городской совет депутатов трудящихся, хозяйственные организации, предприятия и все трудящиеся Тюмени.

Первый секретарь горкома партии Д.Купцов, председатель горисполкома А.Загриняев поддерживали тесный контакт с командованием, политотделом и штабом дивизии. Но, конечно же, основная тяжесть работы легла на кадровых командиров Красной Армии. К ним прежде всего относился командир дивизии Федор Афанасьевич Осташенко, прошедший школу гражданской войны и начального периода Великой Отечественной (впоследствии он получил высокое звание Героя Советского Союза и стал генерал-лейтенантом), а также Федор Михайлович Напалков — заместитель командира дивизии по политчасти, имевший к тому времени большой опыт политработы в воинских частях. Ведь нужно было принять пополнение, направить новобранцев в подразделения с учетом их специальностей, одеть, обуть, расквартировать.

Одновременно с комплектованием подразделений шла напряженная боевая учеба воинов. Занятия с личным составом проводились ежедневно по 10-12 часов. Большую помощь оказывало и командование военно-пехотного училища (впоследствии именуемого первым), и лично начальник — полковник С.Епанешников.

В сжатые сроки были созданы стрелковые и артиллерийские полки, батальоны связи, саперные, медико-санитарные части.

Напряженная обстановка, сложившаяся на фронте осенью 1941 г., требовала быстрейшего завершения формирования дивизии, ускорения сроков ее отправки в действующую армию.

Со дня на день ждали приказ, и вот в начале ноября он поступил.

До встречи, Тюмень!

С 6 ноября и в течение четырех дней продолжалась погрузка и отправка частей дивизии на фронт. Один за другим от платформы Тюменского железнодорожного вокзала, набирая скорость, отходили воинские эшелоны. И путь свой они держали на запад.

В то время всякие передвижения войск сохранялись в большой тайне, поэтому бойцы не знали, куда их везут. В музее боевой славы, что при технологическом колледже ТГНГУ (бывшем ПТУ-18), сохранилось письмо солдата Александра Маршанникова, датированное 13 ноября 1941 г., в котором он пишет: «Стоим сейчас в местечке Н. Зима здесь уже полтора месяца. От самого фронта мы недалеко, но в боях пока не были. Больше писать нечего, да и нет времени. Целую вас. Саша».

Теперь-то мы знаем, что именно в этот день эшелон с воинами 368-й дивизии разгрузили на станции Няндома Северной железной дороги (Архангельская область). Сибиряков включив в состав 58-й армии, бросили для срыва коварных замыслов врага — осуществить полную блокаду Ленинграда.. В этих краях действительно стояла настоящая зима с пургой и леденящими ветрами.

Не знал только Александр, что это «недалеко» выльется в 340 (!) километров десятидневного марш-броска по бездорожью. Утопая в глубоком снегу, шли они ночью с полной походной выкладкой по 35-40 километров в сутки. Однажды, перечитывая воспоминания своего отца — фронтовика Н.В.Калугина, обратила внимание на интересный факт. Воинскую часть, в которой он был, также разгрузили на этой же станции и, как он пишет, своим ходом направили в район Онежского озера. Вот тут-то он и увидел маршевые роты 368-й дивизии, а среди ее бойцов встретил нескольких знакомых тюменцев. Какой радостной была эта встреча! Позднее он нам писал, что встретил там П.М.Монастырева. Имя этого человека хорошо знакомо людям старшего поколения. В 30-е годы он был первым секретарем Ханты-Мансийского окружкома комсомола, затем председателем Обьрыболовпотребсоюза в г.Тюмени. В послевоенные годы жил в Мурманске и занимал высокие посты, вплоть до заместителя председателя облисполкома. Очевидно, окончив войну, он так и остался в тех краях навсегда. Я бывала у него в семье, но тогда даже и мысли не возникало расспросить его о войне.

На Оштинском рубеже

Но вернемся снова к делам дивизии. На 10-й день марш-броска, строго по плану, прибыли в прифронтовой город Вытегра, позднее сосредоточились в районе Ошты. Здесь враг создал целую сеть опорных пунктов с лесными завалами, минными полями, проволочными заграждениями в несколько рядов. В течение трех с половиной месяцев дивизия надежно охраняла все юго-восточное побережье Онежского озера. Но положение на фронтах требовало более активных действий. Как позднее стало известно, вермахт готовил наступление северной группы войск для захвата Мурманска и Архангельска с целью лишить нашу страну жизненно важных портов и коммуникаций. Не менее важно было не дать возможности врагу перебросить войска к осажденному Ленинграду.

Раннее утро 11 апреля. Еще не рассеялся туман, как прогремели первые артиллерийские залпы. Затем ракетой с командного пункта был дан сигнал атаки, и с криками «Ура!» пехотинцы, покинув окопы, двинулись вперед. По имеющимся архивным документам Министерства обороны СССР узнаем подробно, как развивались события, какими напряженными были апрельские бои 1942 г., в каких неимоверно трудных условиях приходилось вести наступление.

В конце мая 1942 г. убыл на учебу в Академию Генерального штаба полковник Ф.А.Осташенко, много труда вложивший в формирование и становление дивизии. Командиром 368-й дивизии был назначен его заместитель, боевой офицер, обладающий опытом и знаниями, — Василий Каллиникович Сопенко, который прошел с ней вплоть до Победы.

Через Свирь на Петрозаводск!

20 июня в 11-00 штаб дивизии издал приказ о форсировании реки Свирь, где располагались артиллерийские позиции противника. Это была сложнейшая операция. Рядом рвались мины и снаряды. Будто в котле кипела вода. Засевшие в железобетонных дотах финны (союзники фашистов) не жалели огня, но на правом фланге при переправе через Свирь наших бойцов поддерживала онежская флотилия. К 5 часам утра 24 июня переправа всех частей была завершена полностью. Форсирование полноводной бурной Свири и овладение сильно укрепленным рубежом на ее северном берегу было важной вехой на пути дивизии.

Теперь дивизия держала путь на Петрозаводск. В оперативном подчинении генерал-майора Сопенко в тот момент находился отряд бронекатеров Онежской военной флотилии. 22 июня 1944 г. корабли, взаимодействуя с 368-й дивизией, высадили в столице Карелии батальон морской пехоты. Вслед за этим был высажен десант дивизии, который вместе с морской пехотой первым и ступил на улицы Петрозаводска, шаг за шагом очищая город от оккупантов, обезвреживая важнейшие объекты от мин. А 29 июня в город вошли главные силы дивизии. Первое, что бросилось в глаза воинам, — вокруг были сплошные развалины. В тот же день в честь этого события в Москве был произведен салют.

А 2 июля до личного состава долетела радостная весть: указом Президиума Верховного Совета СССР дивизия была награждена орденом Красного Знамени. Участвуя в освобождении Карелии, 368-я дивизия в течение 40 дней прошла с ожесточенными боями 390 километров. В ходе наступления было освобождено 400 населенных пунктов.

Новая победа — выход Финляндии из войны

Обстановка, сложившаяся осенью 1944 г. на северном участке советско-германского фронта, была крайне неблагоприятной для гитлеровских захватчиков, и правящим кругам Финляндии пришлось считаться с новой реальностью. Они обратились к советскому правительству по поводу переговоров о перемирии. Сейм принял наши условия: их войска отводились за линию советско-финляндской границы 1940 г., порывая отношения с фашистской Германией и ее союзниками, разоружались все немецкие силы с передачей их личного состава в качестве военнопленных советскому командованию. По тому же соглашению Финляндия должна была возвратить СССР исконно русские земли — печенгскую территорию. Но ее следовало еще отвоевать.

В горах Кариквайвиша

Германское командование поспешно стало строить в Заполярье новые и совершенствовать прежние оборонительные укрепления. Дороги, мосты, наиболее важные фортификационные сооружения и промышленные предприятия были подготовлены к разрушению. Именно там стояла прославленная Лапландская армия Гитлера, обученная ведению боя в горах. Огневые точки врага были врублены в скалы или выложены из камня, скрепленного цементом. Высота проволочных заграждений доходила до трех метров, перед ними — противопехотные минные поля. В надежности своей обороны враг не сомневался. Этот район имел для Германии стратегическое значение, ведь здесь находились никелевые рудники, столь необходимые для военной промышленности.

К 30 сентября части 368-й дивизии были сосредоточены в районе станции Кола Мурманской железной дороги. Отсюда нужно было совершить 80-километровый марш в направлении гор Большой и Малый Кариквайвиш, где проходил передний край обороны Лапландской армии немцев.

Совершить переход к месту предстоящих боев было весьма сложно. К тому же все время шел дождь со снегом, дул леденящий ветер, шинели, гимнастерки были мокрыми, в сапогах хлюпала вода, а вокруг — безлесная местность. И ни единого дерева. Нечем разжечь на привале костер, согреть чай, просушить одежду. Но на эти трудности никто не роптал. Чувствовали, что идут последние сражения. Наши ребята продвигались там, где едва ли ступала нога человека, где не было даже троп, а лишь крутые склоны скал да горные ущелья. Нельзя не отметить заслугу дивизионной артиллерии. Если пехотинцам было трудно карабкаться по каменистым сопкам, то какие же сложности испытывали артиллеристы, которые на руках перекатывали свои сорокапятки!

Командованием Карельского фронта был разработан детальный план, в результате которого отборная группировка немецких войск была окружена. Когда же фашистов вышибли из последних траншей, на гребне высоты взвился красный стяг, а по склонам гор прокатилось громкое «Ура!»

И тут я осмелюсь сделать некоторое отступление. Дело в том, что после окончания ленинградского вуза в 1952 году я получила назначение на работу в Печенгский район. Потом оно было изменено на более восточное направление. Вскоре я оказалась на выборной советской работе, и за два созыва (4 года) мне пришлось изъездить почти все побережье Баренцева моря. Так что передвигалась и по скалам, и попадала в шторм бушующего моря (к счастью, только один раз испытала 12-балльный шторм, когда огромный океанский лайнер бросало в пучину как щепку…), была и в Полярном, Ура-губе — нынешней базе военно-морского флота Видяево, из которого в последний путь вышла атомная подводная лодка «Курск»…

В сопках, куда мы выбирались за морошкой, гагачьими яйцами, видели удручающие картины прошлых боев: ржавое оружие, каски, останки воинов — ведь тогда не прошло и десяти лет с момента сражений. Вот и думаю сейчас: может, ходила как раз по тем самым местам, где сражались мои земляки не на жизнь, а на смерть в прямом смысле слова. Это значительно позже Долину смерти назвали Долиной славы…

Бои за Печенгу

И вот новое наступление. Впереди была Печенга, и в плане командования фронтом ведущая роль отводилась 386-й. Гарнизон Печенги насчитывал более 3500 человек, среди них батальоны горно-стрелковых полков, горно-артиллерийский полк, часть пехотной бригады. Под совместными ударами наших войск и моряков город и порт были освобождены. И снова — приказ Верховного главнокомандующего, в котором среди других отличившихся частей и соединений опять значилась наша дивизия. 15 октября столица Родины салютовала воинам — освободителям Печенги.
К концу месяца и прилегающая к ней территория была свободна, а 368-й дивизии было присвоено наименование Печенгской.

К исходу 17 октября 1944 г. части дивизии заняли оборону вдоль Государственной границы СССР — Норвегия.

Флаг над Киркенесом

Верная своему интернациональному долгу, наша армия по просьбе правительства Норвегии пришла на помощь ее народу. Враг продолжал сопротивляться. Только в течение двух дней он выпустил по частям, наступавшим в районе Киркенеса, более сорока тысяч снарядов. Их батареи, расположенные на высотах и берегах заливов, не прекращали огонь по нашим войскам. Но перевес сил был все-таки на нашей стороне. Ожесточеннейшие бои шли и на улицах города, когда наши воины ворвались в город. К 13 часам 25 октября весь гарнизон, численностью до 5 тысяч, был полностью разгромлен. Над ратушей взвился национальный флаг Норвегии.

По Красной площади с оркестром

Потери с обеих сторон были, конечно, огромны. В связи с этим дивизию перебросили снова в Карелию, в город Кемь, на переформирование, где она и встретила долгожданную победу.

Летом 24 июня 1945 г. состоялся парад в Москве, символизирующий окончание того героического пути, который прошел наш народ в Великую Отечественную войну.

Карельский фронт шел по Красной площади первым. Твердой поступью по брусчатке чеканил шаг комдив генерал-майор В.К.Сопенко со своими солдатами — победителями из 368-й! Среди участников парада — и весь музвзвод во главе с руководителем Б.Г.Манном. Всего 18 человек, среди них большинство — тюменцы. И были они в составе сводного духового оркестра, замыкавшего торжественное шествие.

Подвиг не забыт!

Есть ли уголки памяти в Тюмени — на родине легендарной дивизии? Да, есть. И прежде всего это музеи, точнее, комнаты боевой славы, посвященные 368-й дивизии, ее пути и воинам. Здесь собраны экспонаты с мест боев, уникальные документы. С фотографий смотрят на нас молодые парни, прошедшие через кромешный ад сражений. И если вы хотите познакомиться с военной историей, зайдите в наши учебные заведения: технологический колледж (бывшее ПТУ-18), что на улице Пермякова, школы № 14 г.Тюмени и с.Онохино Тюменского района. Здесь регулярно проходят встречи с участниками Великой Отечественной, да и музеи пополняются новыми экспозициями. Это все происходит в нашей области. Масштабные торжества проходят и на Кольском полуострове — в Печенге, Никеле и Западной Лице. Мы располагаем фотографиями, сделанными норвежскими журналистами, побывавшими
в Мурманской области 9 мая с. г. в связи со знаменательной датой — освобождением Заполярья от фашистских захватчиков. Недавно удалось узнать, что бойцов Карельского фронта помнят и далеко за ее пределами — в Норвегии.

До сего времени в сердцах людей Страны фьордов не гаснет память о советских воинах, освободивших их землю, и о тех, кто погиб, сражаясь с фашистами. И принес эту весть Владимир Сергеевич Кузнецов — председатель Союза журналистов Тюменской области, главный редактор парламентской газеты «Тюменские известия», побывавший недавно в служебной командировке в Норвегии — на конгрессе журналистов.

Посмотрите на фотографии. На одной из них — монумент в Киркенесе (наш Алеша или Иван) и впечатляющая надпись на русском и норвежском языках: «Отважным советским солдатам в память освобождения города Киркенеса 1944 г.».

Комментарии излишни. Нас помнят. Нас благодарят…

Нравится

Статьи по теме

№174 (4916)
05.10.2009
Вера Кубочкина
Время Прохора Худолеева
№151 (4893)
28.08.2009
Вера Кубочкина
Герой России. Высокая награда нашла Павла Сюткина через 64 года...

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"