13 апреля 2024     

Общество   

Как «сын врага народа» всю войну прошёл

Мне повезло встретиться с этим прекрасным, очень интеллигентным, скромным и приветливым человеком в 2000 году, во время командировки в Иркутск, куда волею судьбы его предков забросило во время гражданской войны. Завязалась переписка. Из письма Арсения Александровича: «…Что касается воспоминаний о Колокольниковых, то времени прошло слишком много, и большинства членов семьи уже нет в живых. А оставшиеся мало знают о своих предках. Это объясняется тем, что старшее поколение много пережило и берегло своих детей от воспоминаний о прошлом. Нам сообщались лишь отрывочные детали».

Случайно из вышедшей в Иркутске в 2002 году «Книги памяти» стало известно, что реабилитирован Александр Антонович Колокольников — отец героя этой публикации. В компетентных органах Арсению Александровичу, в свою очередь, тоже предложили «заполнить какие-то документы и пройти процесс реабилитации» как «сыну врага народа», хотя ему в том далеком 1920-м, когда расстреляли его отца, было всего полгода. Только в 82 года он узнал правду о гибели своего отца…

Достойно пережив нелёгкие для купеческих потомков времена, испытав все тяготы утрат, репрессий, несправедливых обвинений, эти люди не озлобились, не затаили обиду на власть, а просто жили вместе со всеми нашими соотечественниками, применяя свои знания, опыт и таланты во благо своей Родины, честно вставали на ее защиту.

Арсений Александрович Колокольников награжден орденами Отечественной войны I и II степени и 19 медалями. У него остался внук Иван Колокольников (1992 г.р.), которого дед просто обожал. Сейчас Ваня учится в Иркутском госуниверситете, увлекается историей, краеведением, успешно выступает на конкурсах по истории края, где занимает почетное 1-е место. В память о своем замечательном дедушке он написал стихи, которые прочитал на его могиле.

В канун Великой Победы он хочет поделиться с тюменцами воспоминаниями о родном человеке.

О моем дедушке

В Тюмени я никогда не был, но меня с этим городом связывает многое. Дело в том, что мои предки, купцы 1-й гильдии Колокольниковы, в свое время являлись одними из первых людей Тюмени. Их торговая и благотворительная деятельность была поистине грандиозна. Революция разбросала членов семейства по свету. Мой прапрадед Антон Иванович Колокольников покинул город после того, как в 1918 году были зверски убиты его дети Арсений и Иван. Вместе со своим многочисленным семейством он переселился в Иркутск. Но и здесь судьба готовила еще один удар — его старшего сына Александра арестовали и расстреляли. Однако у него остался сын Арсений, приходящийся мне родным дедушкой. Он прожил долгую и нелегкую жизнь, прошел всю войну, и в канун 65-летия Победы мне бы хотелось поведать тюменцам об одной из самых ярких страниц его жизни — нелегких фронтовых дорогах…

Мой дедушка Арсений Александрович Колокольников родился в Иркутске в 1920 году. Детство и юность дедушки не были легкими, так как в то время детям «врагов народа», пусть даже они «за отцов не отвечают», приходилось несладко. В 1928 году дедушка пошел в школу № 11. Окончив ее спустя ровно десять лет, он поступил в Иркутский государственный университет на физико-математический факультет. Когда началась война, он был студентом 3-го курса. 24 июля 1941 года дедушке была выдана повестка, и он стал курсантом эвакуированного в Иркутск Черниговского военно-инженерного училища. В октябре состоялся досрочный выпуск: медлить было никак нельзя, поскольку враг все ближе и ближе продвигался к Москве. Дедушке, как и другим выпускникам, было присвоено звание младшего лейтенанта. На полпути новоиспеченных бойцов поделили: часть была направлена под Сталинград, к обороне которого уже тогда готовилось командование, часть — под Москву. В числе последних оказался и мой дедушка. Он был назначен командиром саперного взвода, и именно «в белоснежных полях под Москвой» получил боевое крещение. Недаром вскоре, уже находясь на Западном фронте, он получил медаль «За оборону Москвы».

Нелегкие военные будни войны дедушке пришлось изведать сполна. Сапер — профессия, требующая крайней выдержки и осторожности. Не зря Илья Эренбург писал о саперах: «Есть солдаты, о подвиге которых мало говорят. Их мужество лишено блеска. Их отвага носит защитный цвет. Саперы — это солдаты-труженики. Без саперов не было бы победы. Сапер ползет среди бурьяна, среди камышей, по болоту, по глине, по песку. Он борется один против смерти. Враг незрим. Враг — в тончайшей проволоке, в неприметном колышке. Сапер ползет под огнем. Кругом — разрывы. Он не имеет права прислушаться. Он должен смотреть зорко, напряженно. Как золотоискатель ищет крупицы золота, так сапер ищет мины». Эти слова были выписаны дедушкой из какого-то печатного источника, и этот рукописный листочек бережно хранился в папке с фотографиями.

Самый первый взвод, которым командовал дедушка в 1941 году, состоял из немолодых уже бойцов, большинству из которых перевалило за сорок, в прошлом сельских жителей Чувашии и Мордовии. Во многом эти люди были опытнее дедушки, но он, молодой, быстрее других постиг саперное дело и впоследствии обучил этому ремеслу многих абсолютно неумелых солдат. С присущей ему скромностью он говорил, что это война обучила его всему, что он был просто обязан делиться опытом, дабы как можно меньше жизней уносила неаккуратность. Но совершенно ясно, что не каждому под силу освоить эту кропотливую и трудную работу. И все-таки жизнь сапера постоянно висит на волоске. Например, производя один из первых учебных взрывов, дедушка уже подвергся огромнейшей опасности. Все было сделано: вырыт шурф, заложена взрывчатка, размещены, как того требуют правила, толовая шашка, капсюль-детонатор, бикфордов шнур. Потом солдаты, присыпав все это землей, сделали зажигательную трубку. Взрыва же нет и нет… Дедушка подполз к опасному месту: земля теплая. Скорее назад! Только отполз, как грянул взрыв…

«…В мае 1942 года, — вспоминал дедушка, — нашу часть перебросили на Северо-Западный фронт, под Демянск, где была почти окружена 16-я фашистская армия. Топкие болота затрудняли ввод в бой танков. Мне поручили построить мост через речку Линьё для прохождения танков. После того как мост был построен, нас перевели на строительство дорог через болото. Сначала строили гати, затем стали строить колейные дороги. Солдаты умудрялись сооружать крепкие колейные дороги без единого гвоздя. Фашисты нас бомбили. В декабре 1942 г. усилиями двух фронтов мы пытались перерезать горловину котла, но в результате ожесточенных боев удалось лишь сузить горловину до 6-8 километров. Моему взводу приказали построить дзоты на переднем крае в районе деревни Козлово. Днем готовили срубы, а когда стемнеет, переносили их под огнем противника в нужное место. В мерзлой земле копали котлован, затем ставили сруб и маскировали его. Темнота то и дело разрезалась светом вражеского прожектора с противоположного берега. Стоило немцам включить свет, как мы с бойцами спешно бросали начатую работу и умолкали, а когда враг заканчивал осмотр берега, мы вновь продолжали копать землю и укладывать бревна. Так постепенно на берегу реки было построено около дюжины «дзотиков». Я рад, что очень трудную задачу мы выполнили без потерь, а для меня главное было — сберечь людей, на войне же это так непросто. Работа была оценена высоко, и начальник инженерных войск 1-й ударной армии объявил нам благодарность».

После этого роту, в которой находился дедушкин взвод, перевели в 65-й отдельный гвардейский саперный батальон 14-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й ударной армии в район Старой Руссы, о которой дедушка часто вспоминал. Там он строил с бойцами мост, причем под яростным артобстрелом врага.

— Вот ведь судьба, — говорил он. — Приходит ко мне как-то санинструктор и говорит: «Пойду я в убежище, а ты, если кого ранит, пришли за мной». Мы остались на открытом месте, а в убежище прилетел снаряд, и сан-
инструктора убило. Жаль, хороший он человек был…

В течение полутора лет взвод часто прикомандировывался для выполнения заданий то в 161-й гвардейский стрелковый полк, то в 157-й, то в 159-й. Часто, когда надо было выполнить какое-то задание, дедушка получал письменное предписание (некоторые из них и сейчас хранятся в нашем семейном архиве): взять таких-то солдат, отправиться туда-то на столько-то дней. Один из таких листочков-приказов лежал в кармане гимнастерки в тот весенний день 1943 года, когда дедушка был тяжело ранен в голову и плечо. Я бережно храню этот листочек, залитый дедушкиной кровью. В госпитале Арсений Александрович пролежал несколько месяцев, после чего вновь был направлен на фронт. Тогда он и не подозревал, что множество мелких осколков осталось в плечевой области, вокруг правого легкого, и спустя ровно три десятилетия они поставят под угрозу его жизнь.

15 января 1944 года дедушка был вновь тяжело ранен. Ранение оказалось очень серьезным. Один врач даже сказал дедушке: «Вам необходимо отнять ногу, вот и поедете домой».

Дедушка, возмущенный до глубины души, позвал главврача и сказал ей, что этому врачу он не доверяет. Выздоравливал он долго, почти полгода, но тем не менее выкарабкался. Пока лежал в госпиталях, бойцы писали ему письма, надеялись, что после выписки он вернется в свою часть, ведь командиром он был добрым и заботливым. Командир войсковой части послал запрос начальнику госпиталя, чтобы лейтенанта Колокольникова по выздоровлении направили по старому месту службы. Дедушка тоже хотел вернуться, но был направлен на 1-й Прибалтийский…

Потом были Белоруссия, Прибалтика… Сменялись населенные пункты, названия которых дедушка записывал в маленькую походную книжечку: Городок, Полоцк, Дуниловичи, Поставы, Утена, Паневежес, Шауляй, Плунге…

Я читаю письма самого конца 1944 года. Вот строки, прочитанные в одном из дедушкиных писем: «…Обо мне не беспокойтесь. Живу я хорошо в маленьком городишке. Прошлые зимы приходилось спать зимой в шалашах, а нынче впервые за время войны сплю на мягкой кровати у одного литовского рабочего и даже укрываюсь периной вместо одеяла. И все же, несмотря на такие хорошие условия, я согласился бы спать на голом полу… дома…»

Последние месяцы войны дедушка провел в Восточной Пруссии, находясь на 3-м Белорусском фронте. А вот день Победы он встретил в Кенигсберге. Надо сказать, что медаль «За взятие Кенигсберга», заслуженная им сполна, нашла его лишь в 2006 году. Весной же 1945 года дедушке вручили орден Отечественной войны II степени, а вскоре и медаль «За победу над Германией».

С окончанием войны служба в армии не закончилась. Часть, где служил дедушка, в ноябре 1945 года была переброшена под Берлин. Опять были задания, опять выдавались командировочные предписания, опять смерть нередко подходила слишком близко… Дедушка вспоминал одно из таких заданий. Его взводу было поручено вывезти и уничтожить боеприпасы, находившиеся на железнодорожной станции недалеко от Берлина. Видимо, в конце войны во время обстрела или бомбежки на станции возник пожар. Его потушили, наверное, очень быстро: многочисленные штабеля с артиллерийскими снарядами не взорвались. Но на снарядах остались следы пожара, и они стали опасными. И вот взводу, которым командовал дедушка, нужно было осторожно погрузить все эти боеприпасы, готовые в любую минуту взорваться, на машины с песком, вывезти в отдаленное место и там взорвать. Приказ выполнили. Это было в июле-августе 1946 года, а вскоре дедушку демобилизовали. Война для него окончилась!

Вернувшись в Иркутск, дедушка закончил обучение в университете. В последующие годы он занимался вначале исследовательской деятельностью в Иркутском институте редких металлов, затем преподавал в Иркутском сельскохозяйственном институте. Его ученики живут нынче по всей стране. В их числе — Геннадий Куцев, президент Тюменского государственного университета, который в 1961 году окончил Иркутский сельхозинститут, а по его окончании несколько лет проработал главным агрономом колхоза «Знамя Ленина» в Иркутской области.

…Вот уже полгода дедушки нет на свете, но его воспоминания, его мудрые советы и некая аура этого человека продолжают оставаться с нами…

Нередко приходится слышать выражение: «герои среди нас». Думаю, к таковым можно по полному праву причислить и моего дедушку. Он никогда не рвался в бой с шашкой наголо, не подбивал единым выстрелом вражеский танк, но только ли это нужно на войне?! Свою нелегкую, такую незаметную, неяркую, на первый взгляд, но столь важную работу сапера он исполнял крайне аккуратно и добросовестно — и только потому остался жив, выполнив великое множество ответственных заданий, где любая неаккуратность могла привести к гибели. А еще он берег людей, помогал неопытным бойцам спокойным и взвешенным советом. И неизвестно, каким был бы исход войны, если бы не было там таких вот ребят, казалось бы, тихих и скромных, рожденных для совсем иной обстановки, но оказавшихся в бою такими надежными, разумными и рассудительными…

Нравится

Статьи по теме

№69 (5046)
22.04.2010
Людмила Дрозд
Мои мимолётности
№53 (5030)
31.03.2010
Наталья Осенева
Помним и благодарим

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"