21 апреля 2024     

Политика   

Сергей Харючи: «Мне ещё многое нужно успеть»

...Когда Сергею Харючи было 10 лет, он больше всего хотел хорошо учиться. Если в дневнике не встречалось троек, воспитатели отпускали его на выходные к родителям, в тундру. Благо, родовые чумы обычно стояли недалеко от интерната.

В год своего десятилетия, получив за успехи в учебе путевку в детский лагерь «Артек», пионер Сережа Харючи и узнал о том, что мир намного шире, чем даже оленьи пастбища.

Путь к Черноморскому побережью был долгим и полным открытий. Сначала сына тундровика ошеломил огромный город Салехард с его высоченными двух-этажными домами, кривыми улицами, выстланными лежневкой, и — вот чудо-то! — автобусами.

В один из них, сойдя с трапа гидросамолета, четыре часа болтавшего пассажиров над тундрой, он и забрался, помня, как учили на стойбище: увидишь автобус — садись и поезжай в окружком комсомола. Там скажешь, кто ты и откуда, и тебе помогут.

Только от гидропорта гость из тундры по незнанию отправился в другую сторону. На конечной остановке кондуктор всполошилась: «Ты что это все катаешься, мальчик?» Узнав, что юному пассажиру нужен «комитет, где комсомольцы», подсказала, где лучше сойти.

Но была суббота, и в окружкоме комсомола давно все разошлись. Участливый прохожий отвел растерянного мальчишку «туда, где помогут», — в санаторно-лесную школу. У ее директора, Софьи Дмитриевны Костиной, Сережа квартировал еще дней пять, пока не подъехали остальные ребята, тоже получившие путевку, по тем временам равнозначную государственной награде.

Потом было еще много чудес. Сергей увидел поезд, большие и малые станции, Уральские горы, оглушительную Москву и необозримое море. Месяц отдыха и учебы в «Артеке» показался короче, чем выходной день в тундре.

Свой двадцатый день рождения курсант Харючи, проходивший службу в учебном отряде войсковой части № 49357 в Кронштадте, встречал на боевом посту. Тогда для матроса-первогодка важнее всего было знать назубок корабельные термины, назначенные для изучения штурманскому электрику, и уметь вязать морские узлы.

Другие флотские премудрости он к тому времени постиг. Прежде всего привык уверенно держаться на воде. Да он и до призыва умел! Где научился? Так в Заполярье же, на родной речке Таз, где плескались со сверстниками с июня и до самых холодов. Помнится, отрядный мичман еще давался диву: парни с юга плавать не умеют, а этот северянин вон чего выкамаривает!..

Когда ему исполнилось 30, Сергей Харючи уже шестой год занимал должность инструктора отдела пропаганды и агитации окружного комитета КПСС. И не находил большой радости в аппаратной работе, потому что уже изучил ее досконально — и вместо цитирования основ партийного учения хотел большого, настоящего и живого дела.

Начал его в канун своего сорокалетия, вместе со сподвижниками создав одно из первых в Советском Союзе движение коренных малочисленных народов Севера — ассоциацию «Ямал — потомкам!» Лихое это было время! По стране громыхала перестройка, появлялись национальные лидеры, зарождались общественные движения.

У активистов ассоциации была цель — вынести на всеобщее обозрение бедственное положение северян, и в первую очередь коренных жителей Заполярья, для которых освоение месторождений обернулось загрязненными реками, разоренными лесами и рубцами от траков тяжелой техники, искромсавших тундру.

И мало кому известной общественной организации удалось добиться первых изменений в окружных законах, регламентирующих порядок разработки ямальских недр.

Пятидесятилетие Сергей Харючи встречал на посту председателя Государственной Думы Ямала. Стаж его работы спикером насчитывал всего 26 дней, и главной своей задачей юбиляр тогда назвал «выстраивание отношений со структурами исполнительной власти, органами местного самоуправления, федеральными службами и избирателями».

В последние десять лет за Ямалом укоренилась характеристика, ставшая почти штампом, — «политически стабильный регион». От своей заслуги в установлении той самой стабильности ямальский спикер традиционно отказывается, подчеркивая: «Не я один — все над этим работали. И губернатор, и депутаты, и главы сельских поселений...»

Завтра ему исполнится 60 лет. И сейчас для Сергея Харючи самое важное — успеть доделать все, что намечено в окружном законодательстве, в науке, в семье.

Так можно кратко пересказать биографию спикера ямальского парламента. Гораздо труднее рассказать о его обычном рабочем дне. Потому что он бурный и долгий, как целая жизнь.

Наша справка:

Харючи Сергей Николаевич. Родился 26 ноября 1950 года в поселке Тазовском Ямало-Ненецкого автономного округа. Трудовую деятельность начал в 1969 году, в тресте «Ямалгазстрой». Работал плотником, рулевым-мотористом, корреспондентом.

После службы в военно-морском флоте занимал ответственные посты в партийных, советских, профсоюзных организациях округа. Работал председателем Тазовского райсовета ДСО «Урожай», вторым секретарем Тазовского райкома ВЛКСМ. В 1980 году окончил Высшую партийную школу в г. Свердловске.

С 1989 по 1992 — президент общественной организации «Ямал — потомкам!»

В 1990-1993 гг. — депутат Тюменского областного Совета народных депутатов. Член президиума, председатель комиссии по делам национальностей.

С 1991 по 1996 гг. — заместитель главы администрации, заместитель председателя правительства по национальным вопросам.

В апреле 1996 года избран депутатом Государственной Думы ЯНАО второго созыва. В мае 2000 года переизбран на второй срок, в марте 2005 — на третий. В ноябре 2000 года возглавил главный законодательный орган региона.

В 1997 году окончил Российскую Академию государственной службы при Президенте РФ.

С 1997 года Сергей Харючи возглавляет Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Представляет Ассоциацию в Арктическом Совете и Постоянном Комитете парламентариев арктических стран. С 1999 года — академик Финно-угорской академии наук. С 2002 года — член Совета по проблемам Арктики и Крайнего Севера при Правительстве РФ. Член коллегии Министерства сельского хозяйства Российской Федерации.

С 1997 года назначен заместителем председателя Национального организационного комитета по подготовке и проведению в Российской Федерации Первого и — с 2007 года — Второго международных десятилетий коренных народов мира.

Возглавляет постоянную депутатскую комиссию по реализации приоритетных национальных проектов. Является членом Совета Тюменской областной Думы, Думы Ханты-Мансийского автономного округа — Югры и Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа (Совета Законодателей).

В мае 2009 года избран заместителем секретаря Регионального политического совета Ямало-Ненецкого регионального отделения политической партии «Единая Россия» по работе с депутатами и депутатскими объединениями партии «Единая Россия».

В 2010 году защитил докторскую диссертацию. Автор ряда книг и монографий, посвященных юридическим вопросам, проблемам коренных народов и промышленного освоения Ямала.

Обладатель главной Всероссийской премии «Российский Национальный Олимп» в номинации «Спикер года». Кавалер орденов Дружбы и Почета. Награжден почетными грамотами Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думы Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, почетным знаком Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «За защиту прав человека».

Почетный гражданин Ямало-Ненецкого автономного округа.

Комиссией Международного библиографического центра Кембриджского университета включен в список 2000 выдающихся личностей мира XX столетия.

* * *

...В кабинет председателя Законодательного Собрания мы с коллегой — фотокорреспондентом пришли не с пустыми руками. Наш презент — редакционную книгу «Тюменские известия» — 20 лет. Избранное» Сергей Харючи листал с мальчишечьим интересом. Узнавал старых знакомцев:

— Вот Володя Кузнецов. Сколько лет уж мы с ним знакомы? Тридцать? Тридцать пять? Вот Юрий Шафраник, Александр Филипенко, Юван Шесталов. А вот Юра Бакулин. Постарел... Надо ж мне было сказать ему на заседании президиума облсовета еще в 1991 году, что «Тюменские известия» у нас в каждом рыбацком поселке любят пуще сахара.

— За что именно?

— Да пошутил я тогда! Меня спросили из президиума: «Читаете «Тюменские известия» на Ямале?» Я твердо ответил: «Конечно, читаем». Честно ответил. А после заседания Юрий Степанович подошел спросить то же самое: за что именно рыбаки газету любят? Я и не удержался: «Формат большой, рыбу разделывать удобно». Он оторопел сперва, а потом вслед за мной захохотал...

Сергей Николаевич пододвигает к себе тяжелую стопку почетных грамот и благодарственных писем. Старательно расписывается на каждой. Глянув поверх очков, поясняет:

— Не признаю факсимиле. Все наградные документы подписываю собственноручно. Так оно как-то... теплее. Оттиск — что? Казенный штамп! А так вот — как будто за руку с хорошим человеком поздоровался.

— Много времени на это уходит?

— Обычно час, иногда и побольше. Поэтому я пораньше прихожу.

На краю стола дожидался хозяина стакан чая в подстаканнике. Над ним кудрявился белый парок. За окном висела темень северного утра.

* * *

В тот день (10 ноября. — А. Б.) на Ямале было два главных события — празднование Дня милиции и подготовка к принятию окружного бюджета. Поэтому почти все встречи спикера касались разработки главного денежного закона.

— На нашу программу много денег не потребовалось, — поручился руководитель регионального агентства по физической культуре и спорту Александр Эйрих. — Если идея сработает, то мы вовлечем в спорт сотни городских и сельских ребятишек.

Дело тут вот в чем. Округу как воздух нужны новые лыжные базы для подготовки спортсменов на международные соревнования и для массового катания.

Место для профессиональной базы в Салехарде определено. А вот для любителей Александр Викторович предлагает закупить модульные лыжные комплексы.

В Свердловской области их уже десятка три, в Тюменской — около двадцати. На Ямале, где лыжи имеются едва ли не в каждом втором доме, пока нет ни одного сборного лыжного пункта.

Между тем характеристики такой быстровозводимой базы как нельзя лучше подходят для условий Заполярья. Комплекс собирается из полувагонов, устанавливается на ленточном фундаменте. На его сборку требуется месяц.

В комплексе предусмотрено все, что нужно для любителя катания: теплые раздевалки, душевые, туалеты с возможностью подключения к инженерным сетям или использования автономного септика. В базовую комплектацию входят и 200 пар лыж.

Цена одного такого комплекса для бюджета вполне приемлема — 10 миллионов рублей. Александр Эйрих предложил для начала закупить их два на округ. Один расположить в столице округа, другой — в самой что ни на есть глубинке — в Шурышкарском районе, где лыжные гонки в большом почете у населения.

Если новые базы окажутся востребованы (а для этого есть все условия), можно будет закупить целую партию — для далеких поселков, где нет спортзалов, зато в любом ларьке можно купить водки.

— Потому и пьют мальчишки — от безделья! А вы большое дело сделаете, если такие базы закупите, — напутствовал Сергей Харючи молодого руководителя. — Объединимся и вместе все решим. Губернатор нас поддерживает, местные главы — тоже, так что проблем не будет. А если кто-то палки в колеса станет совать, сразу меня ставьте в известность. С моей стороны всегда помощь будет...

* * *

Время приближалась к десяти. Пора было отправляться на митинг в честь Дня милиции, но в вестибюле окружной Думы журналисты ГТРК «Ямал-регион», готовившие экспресс-комментарии по бюджету, развернули пресс-центр и попросили спикера выкроить минутку для записи. Минутка растянулась на добрую четверть часа.

— Сергей Николаевич, что изменилось в работе парламента за те годы, что вы руководите окружной законодательной властью?

— Об этом лучше у депутатов-старожилов спросить. Разве я могу о себе рассказывать?

— По оценкам экспертов, Ямал сегодня — один из немногих регионов страны, где местное законодательство не имеет расхождений с федеральными нормами.

— Вот вы сами и ответили на свой вопрос...

— Каковы приоритеты в работе государственной власти округа на ближайшую перспективу?

— Диверсификация экономики, укрепление собственного производства. В округе необходимо налаживать переработку углеводородного сырья, а также оленьего мяса. При этом непреложным принципом развития промышленности на Ямале было и остается строгое соблюдение экологических норм. Если же новое производство будет работать во вред человеку, оно никому не нужно...

* * *

После экспресс-эфира — короткая передышка. До здания окружного УВД — всего три минуты неспешной ходьбы по скверу. За ночь подморозило, деревца оделись в иней. И тут я увидел, каким, оказывается, может быть всегда сосредоточенный спикер Ямала.

Он по-отечески оглядел тонкие стволы, ветви, шершавые от заусенцев мороза, и признался:

— Люблю деревья в инее. Они тогда красивые, как в сказке...

Через минуту, когда троекратный автоматный залп разодрал тишину, а с памятника погибшим милиционерам офицеры сняли полог, он снова посерьезнел. И сказал не официально, а как-то по-свойски:

— Желаю, чтобы из любой командировки, с каждого дежурства вы возвращались живыми и здоровыми.

На фронтоне скульптурной композиции, в нишах, укрывающих крохотные фонарики от ветра, тихо плакали свечи.

* * *

После митинга Сергей Харючи встречал делегацию из Ненецкого автономного округа. Провел заключительное заседание комитета по бюджету, налогам и финансам, работавшего в расширенном составе. Принял с десяток телефонных звонков. Просмотрел увесистую пачку документов, многие подписал.

Вызывал председателя бюджетного комитета и руководителя аппарата.

— Сергей Николаевич, где вы силы берете для работы в таком ритме?

— Это большой секрет! — сделал государственное лицо юбиляр. И расхохотался: — Да в тундру выехал, и все. Весь негатив там остался! Только вот редко получается на природе бывать. На исходе осени погоду предугадать невозможно. Третьи выходные подряд метеопрогноз плохой. А неоправданного риска я не принимаю.

* * *

В радиостудии ГТРК «Ямал-регион» — тихо, темно и как-то по-особенному уютно. Настольная лампа льет на столешницу молочный свет. Сергей Харючи терпеливо ждет, пока звукооператоры настроят аппаратуру, безропотно соглашается снять пиджак, вкусно прихлебывает чай. Тем временем местная ведущая будто успокаивает меня:

— С нашим председателем Заксобрания всегда легко работать. Он контактный! Никакого тебе чванства, высокомерия. Наш брат его любит за то, что он местный и все проблемы знает изнутри...

Запись эфира была назначена на 15-30. Мы приехали в телецентр пораньше. И в вестибюле журналисты представили спикеру паренька из тундры — Артема Окотэтто. Мальчишка талантливый! Песни поет, ведет передачи в прямом эфире.

— Шаманы есть в роду? — напрямую спросил Сергей Николаевич. Мальчуган порозовел, но взгляда не отвел. Сложный вопрос, однако...

За два с лишком часа, что продолжалась запись программы «Актуальная тема», спикеру тоже пришлось ответить на множество сложных вопросов. Прежде всего, само собой, о наболевшей проблеме — жилищном строительстве.

— Есть возможность направить дополнительные средства на снос ветхих и аварийных домов, — заверил Сергей Харючи. — Появился шанс на долгосрочное развитие и у нашей строительной отрасли. Турки, конечно, молодцы, многое сделали, но и на нашей земле есть умельцы. Надеемся на молодежь, которая должна будет научиться работать по-новому. И за ближайшие 4-5 лет максимально возможное количество ветхого жилья нужно снести, взамен отстроив капитальное.

— Получат ли его представители коренных народов, молодежь?

— Обязательно! Иначе мы и впредь будем терять врачей, учителей, специалистов в отрасли агропромышленного комплекса. Молодежь сейчас не хочет возвращаться в родные села, потому что там негде жить. Уезжают едва ли не целыми классами! Надо развернуть процесс в обратную сторону. Опыт Пуровского района научил, как можно решить проблему. Если обустроить поселки по городским стандартам, молодые специалисты в очередь встанут, лишь бы работать на селе.

— Но ведь денег всегда не хватает...

— Есть разные формы поддержки населения. В Бурятии скотоводам выделяют пастбища для яков и овец, землю в речной пойме и 300 кубов леса — бесплатно. Только строй! Остальные пиломатериалы люди покупают сами. И программа работает.

У нас в Шурышкарском районе есть похожая программа. Думаю, этот опыт можно распространить и по другим сельским территориям. Приемлем и хуторской способ проживания. Не обязательно тащить кочевников из тундры в поселок. Можно помочь тундровику построить дом на родовой земле, обеспечить его топливом, а пропитание он себе добудет. Еще и внуков выучит охотничьему ремеслу и рыболовству.

— Но в федеральном законодательстве нет понятия «родовые земли»...

— В том-то и дело! Понятия нет, а земля есть. Мы ведем речь о территориях традиционного природопользования, в составе которых были и будут родовые угодья. Никто не говорит о получении их в собственность с возможностью продажи. Мы ратуем за безвозмездную пожизненную передачу этих земель в пользование родовым общинам или семьям кочевников. Пока они ведут традиционные промыслы, тундра не должна быть предметом купли-продажи. На федеральном уровне постепенно приходит понимание этого, а наша ассоциация настаивает на этом уже последние лет пятнадцать...

— Как можно решить проблему?

— Внести изменения в ряд федеральных кодексов — Лесной, Водный, Земельный, но российскому правительству, видимо, пока не до этого...

* * *

Осенью на Ямале темнеет рано. На часах — 17-30, а на дворе густая темень, в которой вязнет свет фар служебного джипа.

Едем в Законодательное Собрание — Сергею Харючи нужно еще подготовить доклад к завтрашнему заседанию окружного парламента. По дороге пытаю его: что будет, когда ежедневный бег беспокойной государевой службы все же сойдет на нет?

— Невостребованность страшна для любого человека, привыкшего к активной жизни. Мне и на пенсии найдется чем заняться. Наукой! Есть наработки, знания, опыт в сфере юриспруденции, которым буду готов поделиться с коллегами и молодежью.

— Вы говорите, что в этой жизни нужно еще многое успеть. Что именно?

— Округ в преддверии большого строительства. Идет освоение залежей полуострова Ямал, приступаем к реализации проекта «Урал промышленный — Урал Полярный». На очереди — Гыданский полуостров, разработка залежей морского шельфа, месторождений северо-восточных территорий округа и севера Красноярского края.

Вот сейчас самое время создавать такие законодательные условия, чтобы промышленники работали в жестких рамках экологических норм. Чтобы мы тундру, озера, реки, акваторию Обской, Тазовской губ передали своим потомкам.

Командой Юрия Неелова для этого многое сделано. Надо продолжать начатую работу. Сейчас для этого — самое время.

Ну а кроме того, хотелось бы еще собрать группу одаренных детей со всего Ямала и готовить их для поступления в московские художественные вузы. У нас ведь талантов полно, им только поддержка нужна. Вот вчера летел из Москвы и разговорился на эту тему с нашей певицей, Леной Лаптандер.

Да, у нас несметные сокровища таятся в недрах. Так ведь это Боженька северную землю одарил! А мы-то сами почему ничего не развиваем, помимо производства?! Только и умеем, что щеки надувать. Округу вот-вот исполнится 80 лет, но до сих пор ни одного драматического театра на Ямале нет! Гастролеры-то приезжают, а свое — где? И изюминка нужна! Надо, чтобы труппа играла на национальных языках. Вот это было бы здорово!..

Есть еще хорошая идея — собрать ненецкие песни, записать диск и выложить его в Интернет. Песен у ненцев, хантов, селькупов полно, а вот писателей, которые творят на ненецком языке, больше нет.

Что касается личных планов, то они у меня простые, можно сказать, обывательские. Хочу, чтобы младший сын, Николка, закончил учебу и нашел себя в этой жизни. Старшие-то уже состоялись. Внучка Алисочка — похожа на меня, как капелька воды, — уже в третий класс пошла. Все вроде хорошо, но за детей-то сердце все равно болит. А как же?..

— А сами себе что пожелали бы?

— Не терять друзей. Их отнимают болезни и время. Поэтому так дорожу встречами с одноклассниками. Многие уже переехали с Ямала, и обычно мы собираемся в Тюмени дома у Нины Моргуновой.

* * *

На подготовку доклада у Сергея Харючи оставалось не больше трех часов. В 21-00 прибывал чартерный рейс из Москвы, и спикеру нужно было еще успеть в аэропорт встретить депутатов Госдумы.

Простились мы коротко. Обменялись крепкими рукопожатиям — и все. Водитель повез нас в гостиницу. В окно автомобиля было видно, как Сергей Харючи энергично миновал вестибюль и решительно устремился вверх по лестнице.

Обычное поведение человека, которому еще очень многое нужно успеть.

Нравится

Статьи по теме

№192 (5169)
02.11.2010
Александр Белов
Сергей Харючи: «Главное для нас — тундру сохранить»
№111 (5088)
30.06.2010
Александр Белов
Сергей Харючи: «Мы сохранили преемственность в работе ямальского парламента»

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"