17 сентября 2019     

Общество   

Нелюбимое дитя Минздрава

из истории медицинского вуза

 

Согласившись на сотрудничество, Александр Антонович предупредил администрацию вуза: книга не будет парадной. Более того, она получится проблемной. Поэтому все события, которые происходили в тюменском здравоохранении и в мединституте в частности, будут даны на фоне здравоохранения в Советском Союзе и в России в целом, на фоне общеполитической жизни в стране.

Немедицинский контекст

Александр Антонович уже закончил работу над официальными документами, почти месяц он провел в архивах. Работал в областном Государственном архиве (ГАТО), где хранится фонд Тюменского мединститута — разного рода входящие документы от союзного и республиканского Министерства здравоохранения, ответы на запросы, различные отчеты, просьбы, письма . Затем — в Государственном архиве социально-политической истории Тюменской области: там его заинтересовал фонд Тюменского обкома КПСС, который часто обращался к проблемам здравоохранения Тюмени и Тюменской области, в том числе автономных округов.

Вот что узнал историк из, казалось бы, скучных официальных документов.

— Я пришел к выводу, что медицина сильно влияла на общественно-политический строй в стране. Более того, медики, может, сами себе не отдавая в этом отчета, способствовали развалу Советского Союза тем, что не говорили прямо и честно стареющим и дряхлеющим немощным членам Политбюро о том, что медицина бессильна (она и сейчас бессильна) продлить им жизнь. Кстати, этот процесс у нас и сейчас может повториться.

Принято считать, что на медицину тратились скромные деньги. Это не совсем так. Средства выделялись неплохие, но большая их часть уходила на содержание 4-го управления Министерства здравоохранения СССР, которое обслуживало кремлевский аппарат. Вот куда шли все деньги! И еще на работу различных научно-исследовательских институтов, которые якобы изобретали таблетку бессмертия. Медицина шла на поводу у партийных чиновников, получала за это деньги, награды и прочие привилегии.

Изучая документы, которые прежде не были введены в научный оборот, я прихожу к выводу, что если бы не смерть Сталина в 1953 году, то наше здравоохранение было бы отброшено в средневековье. Ведь вождь в силу своих комплексов боялся медицины, считал, что достаточно ограничиться широкой сетью акушерско-фельдшерских пунктов. Вспомните и дело врачей… После его кончины выяснилось, что у него на даче и в округе не было ни одного лечебного препарата, ни одной медсестры, да и врачей к телу допустили только через день…

В книге я пишу о том, как относился к медицине в период застоя Л.И.Брежнев, который тоже хотел жить вечно. Это сказывалось и на региональной медицине.

От ссылки — к нефти и газу

Специфика нашего регионального здравоохранения во многом зависела от проживающего населения.

Мы должны помнить, что Тюмень долгое время была местом ссылки. Как форма карательного судопроизводства ссылка у нас прекратилась только после 1982 года. Кстати, очень символично: последним ссыльным в нашем крае был врач-психиатр Семен Фишелич Глузман, который отбывал ссылку в Нижнетавдинском районе. Его осудили за то, что он выступал против использования психиатрии в борьбе с инакомыслием. Конечно, по специальности ему не дали работать в районной больнице, хотя потребность такая была. И он трудился счетоводом-бухгалтером в прославленном тогда колхозе «Большевик».

Ссыльные — вот какая категория населения тогда проживала на территории нашего региона. Что их жалеть-то? Поэтому и отношение такое было, в том числе к здравоохранению.

В доступном с 2000 года совершенно секретном паспорте Тюменской области (потом нашел и паспорт Тюменского мединститута — он был составлен только в 1983 году) я обнаружил интересные статистические данные. Население Тюменской области на 1 октября 1944 года составляло 917 тысяч человек вместе с округами, городское — 210 тысяч, сельское — 707 тысяч. А сеть лечебно-профилактических учреждений характеризовалась следующими данными: 14 общих больниц в городе, в селе — 95. Детских больниц в городе — 4, в селе — ни одной. 2 роддома в городе, 8 — в селе. 4 тубдиспансера в городе, 1 — в селе. 3 кожвендиспансера в городе, в селе — нет ни одного. Один онкодиспансер в городе. Подсчитываем: в городе 28 лечебных учреждений на 2 тысячи 250 коек — тогда здравоохранение оценивалось по количеству коек на число жителей. В селе — 107 ЛПУ на 1975 коек. Вот как начиналось здравоохранение Тюменской области!

Я привожу еще и данные о здравоохранении 1904 года — по первому сборнику населенных пунктов Тобольской губернии, в котором было отмечено состояние здравоохранения в десяти городах. В городах Тобольской губернии проживало 91 тысяча 187 человек, было 22 медицинских заведения, 10 аптек, 35 врачей, 48 фельдшеров, 8 тобольских акушерок и 14 иногородних повивальных бабок, приплюсуем березовского лекаря и 15 ветеринаров. Конечно, задаюсь вопросом: много это или мало?

Не только факт того, что Тюмень была местом ссылки, определял уровень развития здравоохранения. Ведь и жизнь тогда не являлась ценностью. Я привожу эти горькие факты, потому что на основе архивных медицинских документов у меня родилось предположение о том, что на территории нашего края, а может, и в целом в стране, произошли серьезные изменения в самой антропологии: бесконечные войны, лишения, репрессии, экологическая загрязненность местности. Я рассказываю об очень серьезных фактах, о которых раньше запрещено было говорить.

Например, 14 сентября 1954 года на Тоцком военном полигоне в Оренбургской области прошли первые в Советском Союзе войсковые учения в условиях реального ядерного взрыва. Правда об этом событии много лет тщательно скрывалась. Это нонсенс: на своей территории в мирное время сбросить атомную бомбу — да еще через эпицентр прогнать войска! В живых никого нет...

Или еще один пример — авария на производственном объединении «Маяк» в Челябинской области в 1957 году. Радиоактивное облако накрыло и близлежащие территории. Радиоактивные отходы сброшены в речку Теча — это приток Исети. Радиоактивному заражению, о котором строго-настрого запрещено было говорить, подверглась огромная территория и огромное количество людей. Вот почему в 1945 году в Тюменской области работал всего один онкологический диспансер, а сейчас посмотрите на современный комплекс онкологического диспансера и численность больных! Вот какие события определяли уровень здоровья тюменцев и развитие системы здравоохранения!..

Конечно же, толчком в подъеме тюменского здравоохранения послужило открытие нефтяных и газовых месторождений. Это определило и развитие прикладных сфер жизнедеятельности. Хотя все могло сложиться иначе, ведь возле Салехарда или на территории Ханты-Мансийского автономного округа планировалось строительство Нижнеобской ГЭС — был такой грандиозный проект. К чему бы это привело? Вся территория ХМАО оказалась бы под водой, все те месторождения, которые сегодня обеспечивают нашу жизнь и бюджет России, были бы затоплены. К счастью, в большой борьбе этот проект удалось на время приостановить, а потом на высоком уровне решили, что лучше здесь добывать нефть и газ.

Крестный отец вуза

Развитие нефтегазовой отрасли способствовало увеличению численности населения в Тюменской области. Как показывают партийные документы, проблем в сфере здравоохранения было немало: нехватка койко-мест, очень медленное строительство лечебных учреждений — Салехардскую окружную больницу начали строить в 1953 году, а ввели в строй только в 1963 году; первый камень Тюменской областной больницы заложили в 1956-1957 году, а введена она в эксплуатацию в 1962 году… Но самая большая проблема была, конечно, в кадрах. И первый секретарь промышленного обкома КПСС Александр Константинович Протозанов верно оценил ее. Медицинскими кадрами нашу область тогда обеспечивали свердловский, омский и — позднее — челябинский институты. У меня есть распечатка телефонного разговора с министром здравоохранения. Когда ему предлагали построить в Тюмени медицинский вуз, он отвечал: «Что, нам теперь мединституты на каждом полустанке создавать? Посылайте свою молодежь учиться в соседние города!»

И все-таки во многом благодаря энергии и настойчивости Александра Константиновича в Тюмени появился свой медицинский вуз. Но не все так просто было.

В архивах я отыскал воспоминания заведующего облздравотделом Юрия Николаевича Семовских о том, как он вместе с главным врачом готовящейся к открытию областной больницы Александром Артемьевичем Моисеенко (впоследствии вторым ректором мединститута) подписывал в Москве пакет документов, необходимых для открытия вуза. В течение трех месяцев они ходили по разным инстанциям: Госплан, Минфин, Минздрав, Минобороны… Кстати, последнее ведомство сыграло определяющую роль, поскольку было заинтересовано в подготовке медицинских кадров на случай войны из-за Карибского кризиса в 1962 году, когда едва не случилась третья мировая война. Тогда Минобороны нуждалось в кадрах, в том числе медицинских. Дошли, наконец, до приемной заместителя председателя Совета Министров СССР Анастаса Ивановича Микояна, он — второе лицо в партии и государстве. Сдали документы и, решив поделиться радостью с Протозановым, позвонили в Тюмень.

В ответ Протозанов велел немедленно забрать документы, сам выехал в Москву для такой миссии. Он ее выполнил. Кстати, распоряжение союзного правительства подписал в то время заместитель Правительства СССР Алексей Николаевич Косыгин — личность в истории приметная. Особенно для нашего края: он трижды бывал у нас в период освоения нефтегазовых месторождений, а в 1924-1926 годах вообще жил в Тюмени на улице Осипенко. Дом, где он снимал комнату на 2-м этаже, сохранился и сегодня. В эти годы после окончания кооперативного техникума он работал в Тюмени инструктором. Я предполагаю, что, подписывая распоряжение, он вспомнил про этот эпизод своей жизни.

Дальше распоряжение направляется в Совет Министров РСФСР, Министерство здравоохранения: чиновники скрипя зубами вынуждены подписать и выпустить распоряжение о создании в Тюмени медицинского института. Все эти документы я нашел, их интересно читать, потому что тогда медицина была директивной: все устанавливалось и определялось сверху, за шаг в сторону — наказание. Минздрав подписал документы, но при этом поставил условие: создавайте свой медицинский институт самостоятельно, на свои собственные деньги.

Поэтому я и говорю о том, что наш мединститут — нежеланное дитя Минздрава, но он наш, родной, потому что создавался методом народной стройки, с миру по нитке! Начало учебного года в новом мединституте приходится на 11 октября 1963 года. Этому событию посвятили специальное заседание бюро обкома КПСС, на котором отметили всех, кто «провел значительную работу по оборудованию лаборатории и учебных классов Тюменской медицинского института» — это предприятия, организации и учреждения Тюмени, Ишима, Ялуторовска и Тобольска. Приносили кто что мог, вплоть до постельного белья для студенческого общежития, на нашем мясокомбинате, например, сварили мыло. А куда деваться?

На церемонии открытия крестный отец мединститута, Протозанов, перерезая красную ленту, пошутил, заметив замминистру здравоохранения, что денег ведомства хватило только на красную ленту. Минздрав затаил обиду.

Студенты-первопроходцы

Первый профессорско-преподавательский коллектив состоял всего из 27 человек. Ни одного профессора! На первый лечебно-профилактический факультет набрали 300 человек.

Нынешним студентам, я думаю, будет интересно узнать о «первопроходцах». Итоги первого приема в вуз, как водится, подводил обком КПСС. Вот цитата: «На первый курс института принято 300 человек, в том числе 150 мужчин и 150 женщин». Эта установка Министерства обороны на долгие годы определила семейную жизнь медиков и способствовала рождению семейных династий. Дальше 4-го курса ни один парень не оставался без пары. Сейчас парней мало. Из 300 студентов 20 членов и кандидатов КПСС — это было достоинством. Среди принятых 77,3% человек с производственным стажем, в том числе 63% — средние медработники, 21 человек — из числа коренных национальностей Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого национальных округов, 200 человек — жители Тюменской области, 40% — жители села. Предполагалось, что сельские жители получат высшее медицинское образование и уедут в родные места, не будут метаться по стране и искать лучшей доли. Все было рассчитано по категориям — оборонным, демографическим и кадровой политики.

Как видите, большинство студентов — производственники, опытные люди. В тот год прием в мединституты по стране уже закончился, а в тюменском сдвинули на месяц. И те, кто не прошел по конкурсу в других вузах, приехали в Тюмень попытать счастья. Так, приехала группа демобилизованных воинов, которые были санинструкторами со средним медобразованием. Главное — они сознательно шли получать высшее образование. Например, мой однофамилец Николай Петрушин приехал поступать с тремя детьми, выдержал экзамены, его семье выделили комнатку.

Или Марчелло Дмитриевич Рац — известный в Тюмени нейрохирург, заслуженный врач РФ. Интервью с ним тоже войдет в книгу. Он приехал в Тюмень из Черновца. В детстве был голубятником. Однажды любимая голубка Ульяна захворала: нарыв возле клюва. Так вот, Марчелло Дмитриевич сделал ей первую в своей жизни операцию: взял бритвочку, накалил на огне свечи, вскрыл, почистил ранку, засыпал стрептоцидом. И птица ожила. Тогда он решил: буду медиком! Но в родном городе ему поступить не удалось, требовалась взятка, а в семье денег не было, ведь родители неграмотные ремесленники. Два года пытался поступить. Потом декан лечебного факультета его пожалел: «Знаешь что? Поезжай-ка в Тюмень, там новый мединститут открылся. Экзамены ты сдашь, поступишь, поучишься, а потом переведешься к нам». Поехал, поступил. И раздумал возвращаться обратно.

Без преувеличения можно сказать, что в составе первых студентов Тюменского мединститута были врачи, которые сегодня составляют гордость и славу регионального здравоохранения.

Первые победы

Я напомню: Минздрав затаил обиду на тюменский медицинский вуз. Именно поэтому, как я предполагаю, первым ректором был назначен Евгений Александрович Жуков — очень интересная фигура. Я нашел на него все дела, в том числе из архива Министерства обороны. В книге я рассказываю его биографию, но вот что интересно: ректором он стал в 38 лет! До того работал ассистентом кафедры Свердловского мединститута и защитил кандидатскую диссертацию всего лишь за два года до большого назначения. Я думаю, в Минздраве рассуждали так: если тюменский вуз не состоится, сошлемся на молодость и неопытность ректора, да еще на местные партийные органы, которые не оказали ему должной помощи.

Но Евгений Александрович состоялся как ректор, а вместе с командой преподавателей состоялся и вуз. И бывшие студенты говорят, что это им сильно импонировало: молодой ректор, молодые преподаватели, почти ровесники студентов… Поэтому можно сказать, что наш мединститут возник на ровном, пустом месте — и в плане материально-технического обеспечения, и в плане преподавательского состава.

Уже в 1966 году Евгений Александрович Жуков за организацию Тюменского мединститута был награжден второй по значимости наградой в Советском Союзе после ордена Ленина — орденом Трудового Красного Знамени.

Свое слово в науке Тюменский мединститут заявил в 1967 году. Тюменцам удалось пригласить на научную конференцию профессора, главного хирурга Советской Армии Александра Вишневского — сына изобретателя известной мази. Его приезд в Тюмень, его выступление расценивалось как прорыв в науке. Так наш мединститут получил научное признание. На этой встрече присутствовал и первый секретарь тогда уже объединенного Тюменского обкома КПСС Борис Щербина. Я нашел его речь и приведу ее в книге. Будет там и ответное слово академика Вишневского.

Фото Михаила Калянова.

Нравится

Статьи по теме

№132 (5574)
01.08.2012
Валерия Кабакова
Как народная стройка стала академией
№199 (5407)
10.11.2011
Вероника Наумова
Статистическая трагедия

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"