20 июля 2019     

Общество   

Александр Протозанов: энергия созидания

Разведка и выявление на севере области многочисленных месторождений нефти и газа — это одно из самых значительных событий XX столетия. Это действительно открытие века. Освоения новых территорий, подобных Западной Сибири, не знала мировая практика. Ну не было ничего подобного — как по масштабам и размаху работ, так и по конечным результатам. Наша страна за короткий срок получила богатейшую топливно-энергетическую базу, которая в корне преобразила экономическую структуру государства.

Тысячи и тысячи людей оказались причастными к «нефтегазовой революции» на бескрайних пространствах тайги и тундры. В их числе — особо талантливые лидеры, вожаки, организаторы, оставившие своей энергичной деятельностью заметный и яркий след в истории Тюменской области. Именно таким человеком был А.К.Протозанов.

ГОСУДАРСТВЕННИК

Когда началось освоение нефтегазовых месторождений в Тюменской области, регион нуждался во многом. И, пожалуй, более всего — в квалифицированных кадрах. Партия и правительство приняли очень верное решение, направив в Западную Сибирь толковых и грамотных организаторов-профессионалов различных отраслей. В Тюмень прибыли П.Р.Харин, Д.А.Смородинсков, П.Д.Корнев, Б.Е.Щербина, А.К.Про-тазанов, А.М.Слепян, О.А.Межлумов, А.С.Барсуков, В.И.Муравленко, Ю.П.Баталин, Е.Н.Алтунин, А.Н.Косухин и многие другие. Одни были избраны на ключевые посты в обкоме и горкоме партии, в облисполкоме и горисполкоме, горкоме партии и горисполкоме, других утвердили руководителями объединений, главков, институтов.

В 1958 году А.К.Протозанова избрали секретарем Тюменского обкома партии по промышленности, в 1960-м — председателем облисполкома. Его личный вклад в развитие экономики области трудно переоценить. При активном участии Александра Константиновича в рекордные сроки были созданы строительная и машиностроительная отрасли, коллективы научно-исследовательских и проектных институтов, вновь образованы высшие учебные заведения — индустриальный, медицинский и строительный институты.

В 1963 году в стране создаются промышленные и сельские областные комитеты партии. А.К.Протозанов становится первым секретарем Тюменского промышленного обкома КПСС, а Б.Е.Щербина — сельского. В этот период Александр Константинович наиболее ярко проявил себя в преобразовании экономики и социальной жизни региона. Велика его заслуга, в частности, в том, что он встал на пути некоторых ученых и руководителей страны, вознамерившихся построить на территории Ямало-Ненецкого округа Нижне-Обскую ГЭС, несмотря на открытие залежей нефти и газа. Борьба потребовала много сил и нервов. В итоге проект злополучной гидростанции был отложен.

В соответствии с постановлением Совета министров СССР от 4 декабря 1963 года «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений и о дальнейшем развитии геологоразведочных работ в Тюменской области» председатель правительства А.Н.Косыгин оперативно решил вопрос выделения средств, материальных ресурсов, специальной техники и оборудования, привлечения в область квалифицированных кадров — геологов, нефтяников и строителей из старых нефтяных районов.

Спустя полгода баржи и танкеры, построенные на Тюменском судостроительном заводе, доставили первую сибирскую нефть на Омский перерабатывающий завод. В ту первую «нефтяную навигацию», в год столетия отечественной нефтяной и газовой промышленности, молодая отрасль области дала народному хозяйству страны 209 тысяч тонн черного золота. На следующий год были досрочно введены в строй газопровод Пунга — Серов и нефтепровод Шаим — Тюмень. Радость тюменцев можно было понять: углеводородное сырье Западной Сибири пошло к потребителям. Область обретала новый облик экономической и социальной жизни, выходила на широкую дорогу индустриализации.

В становлении нефтяной и газовой промышленности активное участие принимали авиаторы, строители, речники, корабелы, железнодорожники, работники связи, сельского хозяйства, просвещения и культуры. По предложению А.К.Протозанова в важное правительственное постановление был внесен уникальный пункт, который обязывал руководителей предприятий и организаций страны, независимо от их ведомства, не удерживать специалистов, изъявивших желание работать в Тюменской и Томской областях. Это было особенно важно для профессионалов нефтяной и газовой промышленности, которые горели желанием принять участие в освоении новых районов.

Александр Константинович поддержал инициативу бюро Тюменского обкома ВЛКСМ объявить весь комплекс освоения недр Западной Сибири Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. В 1965 году ЦК ВЛКСМ принял специальное постановление по данному ходатайству.

Велика роль А.К.Протозанова в создании и становлении института «Гипротюменнефтегаз». Приказом Н.К.Байбакова, возглавлявшего в то время Государственный комитет химической и нефтяной промышленности при Госплане СССР, перед директором института О.А.Межлумовым и его заместителем по научной части В.И.Беловым были поставлены задачи: укомплектовать институт кадрами, построить здание и создать научную базу.

Александр Константинович в здании промышленного обкома партии предоставил комнату для директора института, его секретаря и бухгалтера. Приезжающие специалисты временно жили и работали в гостинице «Заря». По указанию Протазанова горисполком выделил «Гипротюменнефтегазу» часть первого этажа в здании по улице Ленина и передал на баланс института разрушенные склады по улице Орджоникидзе, где когда-то размещалась мельница. Почти три десятилетия это название было символом научных отделов «Гипротюменнефтегаза», а впоследствии СибНИИНПа.

Вся работа по становлению научного центра находилась под личным контролем Протозанова. Трудность периода заключалась еще и в том, что тогда в Тюмени одновременно создавались коллективы объединения «Тюменнефтегаз» и «Главтюменнефтегазстроя» во главе с А.М.Слепяном и А.С.Барсуковым. В сентябре 1965 года приступил к своим обязанностям первый начальник «Главтюменнефтегаза» В.И.Муравленко, который тоже нуждался в помощи Александра Константиновича. Новый главк возник на базе «Тюменнефтегаза». Первые строительные подразделения будущего Миннефтегазстроя, расположенные в городе, тоже не имели ни своего жилья, ни своих контор, ни строительных баз. Но при поддержке Протазанова они приступили к сооружению инженерного корпуса площадью более 26000 квадратных метров для «Гипротюменнефтегаза», который затем станет составной частью нефтяного главка.

Строители закончили фундамент, когда в Тюмень прилетел Байбаков, возглавлявший уже Госплан СССР. Н.К.Байбаков, А.К.Протозанов и А.С.Барсуков провели совещание. О.А.Межлумов доложил им о производственных делах и показал макет будущего института. Александр Константинович тут же обратился к Байбакову: «Как видите, они начали строить всего лишь четырехэтажный корпус. Так они постоянно будут просить о помощи. Давайте сразу прибавим им пару этажей — с запасом на будущее…» Председатель Госплана согласился. Подчеркну: на тот момент в надбавке нужды не было, но как прав оказался Протазанов! Со временем и расширенных площадей оказалось недостаточно, пришлось делать два пристроя, что позволило институту удовлетворить потребности в проектах НГДУ и «Главтюменнефтегазу» на перспективу.

Таким же образом секретарь обкома оказал конкретную помощь вновь созданному Тюменскому индустриальному институту, первым ректором которого был А.Н.Косухин.

Дар предвидения был проявлен и при смелом решении о строительстве нового аэропорта в районе деревни Рощино.

Под контролем А.К.Протозанова возводилось здание Дома Советов по улице Республики, 52, где ныне располагается областная Дума. Уже закладывался фундамент. Александр Константинович пригласил на стройку главного архитектора В.А.Бешкильцева и прораба, подвел их к краю фундамента, сам шагами отмерил еще по несколько метров в оба конца и сказал: «Вот такой длины должно быть здание!» Архитектор стал ссылаться на проектные документы: там не так. Последовал ответ: «Делайте так, как того требует необходимость! А в чертежах все поправим». Благодаря его необыкновенным качествам — энергии, крутому нраву, упорству, а то и упрямству — строительство здания Дома Советов было завершено всего за два года. По тем временам это был рекорд!

Тогда областной центр не располагал ни нормальной канализацией, ни водопроводом, ни центральным отоплением и электроснабжением. Резкий прирост населения, создание новых предприятий и организаций требовали ускоренного строительства объектов жилищно-социального и бытового назначения. Можно себе представить, в каких условиях работал горисполком, его председатель В.В.Зайченко, горотдел здравоохранения под руководством М.И.Марголина, отделы народного образования и культуры, возглавляемые В.Ф.Югриновым и Р.С.Рогачевских, да еще при таком беспокойном областном руководителе, как А.К.Протозанов!..

Мое первое знакомство с Александром Константиновичем состоялось в январе 1963 года во время открытого партийного собрания на судостроительном заводе, где я возглавлял комсомольскую организацию. В деревянном клубе на 220 мест собрался руководящий актив предприятия. С докладом о задачах судостроителей в освоении нефтяных и газовых месторождений выступил директор П.П.Потапов.

Суть вопроса состояла в том, как выполнить поставленную перед корабелами государственную задачу: срочно построить наливные баржи и танкеры для перевозки нефти на Омский НПЗ. На собрании присутствовал А.К.Протозанов. Это он внес предложение в правительство о сооружении судов. Приказами министерств морского флота СССР и речного флота РСФСР были определены сроки и количество: тридцать нефтеналивных барж, в том числе десять — в 1964 году!

Председательствовавший на собрании предоставил слово первому секретарю промышленного обкома партии А.К.Протозанову. В зале воцарилась тишина. Александр Константинович выступил с большой речью, особо подчеркнув роль корабелов, ибо нужных судов в Иртышском пароходстве нет и судьба поставок нефти полностью зависит от коллектива завода. Говорил он с подъемом, громко, четко формулировал задачи. Он блестяще владел ораторским мастерством, это был, я бы сказал, истинный трибун, умеющий убедить аудиторию. Это был, конечно же, государственник, убежденный в правоте своего дела. Слушали его с огромным вниманием, а потом горячо и долго аплодировали. В тот момент я подумал: побольше бы нам таких Протозановых!..

И еще незабываемая встреча — когда в область приезжал летчик-космонавт П.И.Беляев. Первый секретарь обкома партии Б.Е.Щербина посчитал, что Павел Иванович должен познакомиться с Тюменью и побывать на судостроительном заводе.
Сопровождать гостя поручил А.К.Протазанову, который занимал тогда пост второго секретаря обкома, а также первому секретарю горкома КПСС Ю.К.Меркулову, первому секретарю обкома ВЛКСМ Г.И.Шмалю и первому секретарю горкома ВЛКСМ, то есть мне.

Осмотрели город. А на проходной судостроительного завода космонавта встретили руководители предприятия. Знакомство начали с обхода цехов. Завидев гостей, рабочие старались подойти к нам поближе. На одной из площадок, где строились баржи, танкеры и сухогрузы, возник даже импровизированный митинг. Потом директор П.П.Потапов подарил Беляеву макет первой нефтеналивной баржи.

А позднее состоялась, как бы теперь сказали, встреча «без галстуков». Когда все устроились за уютным столом, Александр Константинович предложил Шмалю, чтобы он посадил меня ближе к гостю. Его поддержал Потапов: «Да, ведь Сергей — бывший комсомольский лидер завода! Так что его почетное место рядом с гостем».

Хорошо посидели в неформальной обстановке. А.К.Протазанов провозгласил тост: за комсомол, за молодежь, за нашу общую победу!..

В 1969 году в возрасте пятидесяти лет А.К.Протозанов был направлен Центральным комитетом КПСС в Усть-Каменогорск — первым секретарем Восточно-Казахстанского обкома партии. Моя следующая встреча с ним произошла в июле 1970 года в Тюмени, куда он приехал за семьей. Александр Константинович поинтересовался моей работой в Нижневартовске, расспрашивал, как идет обустройство Самотлора, строительство города. Я убедился, что он тоскует по Северу, живет делами геологов и нефтяников, радуется успехам тюменцев.

В 1997 году 25 декабря, в день рождения В.И.Муравленко, был создан Тюменский областной общественный фонд его имени. Решением правления большой группе соратников Виктора Ивановича было присвоено звание «Почетный член фонда». В том числе и А.К.Протозанову.

После его переезда в Москву мы с Г.С.Гаркавенко, возглавлявшей столичное отделение фонда, предварительно позвонив, побывали у него в гостях. Александр Константинович встретил нас радушно. Несмотря на преклонный возраст, по-прежнему был бодр, подвижен, громогласен.

Позднее он приезжал на отдых в тюменский санаторий «Сибирь». Там мы его навестили с В.А.Абазаровым. Увидев Владимира Алексеевича, Протазанов не мог скрыть своей радости — обнял его по-мужски, расцеловал, ведь они так долго не виделись. Память у Александра Константиновича была поразительной. Он вспоминал события сорокалетней давности, фамилии руководителей, с которыми ему приходилось работать, подробно рассказывал о том или ином событии. Уезжая, мы долго говорили о его человеческих качествах, о доброте и порядочности.

Последняя моя встреча с А.К.Протозановым состоялась в Москве, в столичном «Президент-отеле», на юбилее Н.К.Байбакова. Александр Константинович, как всегда, был в своем амплуа — активен, бодр и весел. Таким и остался в моей памяти.

Сергей Великопольский, президент Тюменского областного общественного фонда имени В.И.Муравленко.

КАКАЯ ГЛЫБА!..

Среди крупных партийных и хозяйственных руководителей советской эпохи встречались такие, к которым, несмотря на категоричность и резкость их суждений, тянулись «и стар, и млад». Именно таким был А.К.Протозанов — энергичный, масштабно мыслящий человек. Судьба представила мне счастливую возможность уже в молодые годы встретиться с ним, познакомиться, участвовать в составе его команды в поездках по Тюменской области, затем после его отъезда из области.

Позднее в его биографии был Казахстан, а затем А.К.Протозанов вернулся в Москву. Там мы стали встречаться на заседаниях Западно-Сибирского землячества, на прогулках по скверикам Новых Черемушек, во время юбилейных торжественных мероприятий, а также у него на квартире по случаю дней рождения…

Впервые я встретился и познакомился с Александром Константиновичем в апреле 1965 года в Тюмени. После окончания Саратовского политехнического института, став инженером-строителем, я изъявил желание поехать на работу в маленький, захолустный в 60-е годы сибирский городок Тобольск. Трудился там, будучи активным комсомольцем, в СМУ-23 треста «Тюменьоблстрой», которым стал руководить Н.С.Мерзляков — бывший первый секретарь Тобольского, а затем Тюменского горкома партии. Управляющий стал укреплять кадры молодыми инициативными инженерами. Перевели в Тюмень, в аппарат треста и меня, на должность заместителя, а затем начальника производственного отдела.

В апреле 1965 года Николай Степанович дал мне поручение подготовить справки об итогах строительных работ за первый квартал в целом по тресту и отдельно по управлениям, о ходе строительства Тобольского фанерного комбината и Тарманского торфопредприятия, а также сделать проекты писем-обращений за подписью А.К.Протозанова начальнику Главсредуралстроя Гиренко и министру Минстроя РСФСР Караваеву. В конце беседы управляющий предупредил: не исключено, что нам придется встречаться с Александром Константиновичем.

И это произошло. В пятницу утром мне поступила команда не отлучаться из треста. К 12 часам поехали в обком. Бывать в здании обкома КПСС мне приходилось во время поездок на комсомольские пленумы, я даже знал, что кабинет второго секретаря располагается на третьем этаже, но вот заходить туда не доводилось.

В приемной нас встретила приветливая секретарша. Мерзляков церемонно с ней поздоровался, и я, скромненько, тоже. О нашем приходе она знала и тут же пошла (тогда еще на кнопки не нажимали) уведомить хозяина о приходе гостей.

Мы вошли. Мой начальник сделал два шага вперед и остановился. Через плечо я увидел высокого, плотного человека, стоявшего к нам спиной. Мощную фигуру завершала крупная, с признаками начавшегося облысения, голова.

Совершенно не размышляя в тот момент о внутреннем содержании носителя впечатляющей фигуры, только окинув взглядом хозяина кабинета с головы до ног, которые не ступали, а буквально впрессовывались в ковер, лежавший на полу, я невольно подумал: «Ну и глыба!..»

Александр Константинович повернулся к нам, все еще продолжая вслух чем-то возмущаться, но выражение лица было добрым. Пригласил нас к столу и одновременно попросил секретаря соединить его с А.И.Сазоновым, заместителем начальника областного УВД, пояснив нам, что начальник УВД Ю.А.Рытиков в командировке.

Через минуту стала ясна причина возмущения секретаря обкома. Утром по пути на работу он заметил, как грузовой автомобиль, делая поворот, выехал на бордюр и помял газон. Повторение этой картины секретарь увидел из окна кабинета буквально перед нашим приходом. Очень резкую «инструкцию» получил второй по должности областной милицейский начальник. Я, например, запомнил эту суровую отповедь на всю жизнь, хоть и предназначалась она не для меня.

Повесив трубку, Александр Константинович приготовился слушать. Управляющий трестом передал справки по фанерному комбинату и торфопредприятию. Просмотрев документы, Протазанов задал несколько вопросов по тарманским объектам, выслушал ответы, заметив с сожалением, что торф — не самое эффективное топливо, но пока заменить его нечем: мазута Госплан не дает, а до газа пока еще далеко.

По характеру вопросов было видно, что о торфодобыче секретарь все знает, бывал на предприятии. Заканчивая тему, хозяин кабинета попросил Мерзлякова держать под контролем объекты, связанные с подготовкой к летнему сезону, обеспечить ввод мощностей по заготовке торфа, потребность в котором возрастет в связи с вводом в эксплуатацию нового энергоблока на Тюменской ТЭЦ.

По ходу разговора у меня появилась слабая надежда, что о проектах писем, может быть, и не вспомнят. Не знал я еще характера Александра Константиновича! Он повернулся к Мерзлякову и спросил, где письма — в Свердловск к Гиренко, в Москву к Караваеву. Взял их, прочитал и тут же стал звонить по правительственной связи. Начальник Главсредуралстроя оказался на месте, и Протазанов попросил его внимательно рассмотреть просьбы Мерзлякова, особо подчеркивая необходимость выделения дополнительного количества экскаваторов, бульдозеров и самосвалов для фанерного комбината. Министра Караваева в Москве не оказалось, и секретарь обкома пообещал моему шефу позвонить снова, как только тот появится, но письма подписал, порекомендовав управляющему лично увидеться с обоими руководителями.

Та встреча произвела на меня неизгладимое впечатление, до сих пор помню ее до мелочей. Но главное в другом. Я увидел человека, который считал себя ответственным за все, что происходит на вверенной ему территории: за испорченный газон, отставание на стройке в Тобольске, за состояние техники накануне заготовки торфа для ТЭЦ. Людей с таким подходом к делу впоследствии стали называть государственниками, а незлопамятность в характере человека во все времена считалась лучшей характеристикой.

Мне известен случай одного «революционного решения» Протозанова — я при том лично не присутствовал, но достоверность факта подтвердило несколько уважаемых тюменцев. Это о сооружении здания Дома Советов, когда Александр Константинович для блага дела пошел на решительное нарушение устоявшихся правил и заставил строить так, как того требовала логика жизни. Сначала мне подумалось: правомерна ли такая «революционность» при принятии ответственного решения по привязке главного объекта на главной улице областного центра? Времени для размышлений у меня было предостаточно: с того момента прошло 45 лет.

Красивое здание построено, оно хорошо вписалось в архитектурный ансамбль, причем, должен подчеркнуть, немногие областные столицы России имеют такой четко выраженный центр города. Чутье, интуиция, принцип масштабного мышления не подводили Александра Константиновича — принимая «революционные» решения, он просчитывал все варианты и попадал в точку, в яблочко. Здание облисполкома можно считать своеобразным памятником этому талантливому человеку.

Следующая встреча с А.К.Протозановым состоялась летом 1966 года. Меня включили в состав комиссии во главе со вторым секретарем обкома партии. Проверялся ход строительства объектов в южных районах области. Мы побывали на стройках в Ялуторовском и Заводоуковском районах, ночевали в Заводоуковске и затем отправились на объекты Ишима. В этой поездке я наблюдал Александра Константиновича во время осмотра объектов, при разговоре с рабочими, инженерно-техническими работниками, на итоговых совещаниях. Поражала его работоспособность. Поднимались мы рано, в 6 часов нас ждал скромный завтрак, через час — встреча на очередной стройке. Детальное знакомство с объектом, текущие доклады, проблемы, вопросы. Решения по многим из них принимались здесь же, во время осмотра объектов. Все четыре дня командировки комиссия работала без обеда, если не считать бутербродные перекусы, все сдвигалось на ужин. Ужинали, правда, по-настоящему. Вне кабинета Александр Константинович, на мой взгляд, был доступнее и демократичнее, позволял спорить, но в спорах никто «палку не перегибал». Все знали взрывной характер руководителя.

Как известно, в 1964 году после очередной реорганизации руководящих органов КПСС пленум обкома утвердил первым секретарем Б.Е.Щербину, вторым — А.К.Протозанова. В тот период на севере Тюменской области стала раскручиваться пружина по созданию топливно-энергетического комплекса такого масштаба, аналогов которому не имела мировая экономика. Время требовало людей твердой воли, неукротимой энергии и работоспособности. Одним словом, пришло время Протозанова.

В эти годы он постоянно находился в поездках. Его можно было видеть в экспедициях у геологов, на буровых у нефтяников, на трассах нефтепроводов и газопроводов, в строительных бригадах. Не все решалось так, как хотелось этому энергичному руководителю. Московские чиновники по-прежнему с недоверием относились к прогнозам тюменских геологов. Приходилось доказывать, настаивать, требовать. Чаще всего своего он добивался…

Мысленно назвав при первой встрече А.К.Протозанова глыбой, я, конечно, имел тогда в виду прежде всего его физические данные. Однако внешний вид служил лишь дополнением к его внутреннему содержанию. Герой моих воспоминаний — человек широкой души, с острым умом, решительным характером и государственным взглядом на жизненные проблемы. Эти качества, а также неиссякаемая энергия при достижении цели на благо народа и Родины ставят его в один ряд с выдающимися государственными деятелями эпохи.

Владимир Курамин, начальник Главтюменнефтегазстроя в 1974-1981 гг.

ОТ ВСЕЙ ДУШИ

В 1964 году я приехал в Шаимскую контору разведочного бурения № 3 без снятия с партийного учета и без трудовой книжки.

А как получилось? Уходя в отпуск, я написал заявление, чтоб уволили по собственному желанию. После отпуска пришел на свое предприятие оформлять уход. Но директор сказал, что уволить не может, так как моя должность (начальник комплексной партии) является номенклатурой треста «Башвостокнефтеразведка». А там сказали, что сначала должен получить разрешение в Бирском горкоме партии. А там сказали, что никаких увольнений — кадры и здесь нужны.

Я не знал, что делать. Встретился со своим бывшим дирек-тором И.П. Калюжным (отцом
В.И.Калюжного, который был министром нефтяной промышленности России). Поведал о своей беде. Он сказал, что, кажется, есть постановление ЦК и Совмина, обязывающее партийные органы не препятствовать тем, кто пожелает ехать в Западную Сибирь. Езжай, мол, сразу к нашему земляку А.Г.Исянгулову, который весной создал в Урае Тюменской области контору бурения. Я и уехал.

Авзал Гизятович встретил меня приветливо, назначил начальником цеха бурения переводом из Бирской геолого-поисковой конторы. В Кондинском райкоме меня поставили временно на партийный учет и сделали запрос в Бирск, чтоб там с учета сняли. А я стал получать оттуда грозные телеграммы с требованием прибыть на бюро горкома для рассмотрения моего персонального дела. Одну из телеграмм я показал первому секретарю Кондинского райкома партии П.Е.Плесовских. Он посоветовал, чтобы я отвечал примерно в таком духе: «по причине ответственных работ по подготовке нефтепромыслов к зиме выехать не могу, а против рассмотрения моего персонального дела возражаю».

Однажды в Урае состоялось партийное собрание, где присутствовал и выступал второй
секретарь Тюменского обкома А.К.Протозанов. В перерыве я подошел к нему и рассказал о своей проблеме. Он взглянул на меня сверлящим взглядом, спросил, где и как я работаю. Ему ответил Плесовских, кратко меня охарактеризовав.

Александр Константинович, выслушав, сказал, что я действую правильно. И, видимо, сразу же принял какие-то оперативные меры. Буквально через 2-3 недели из Бирска пришла моя карточка партийного учета и трудовая книжка с записью об увольнении (с формулировкой «самовольное оставление рабочего места»).

В первые годы в Урае очень часто случались пожары. Так, сгорели пароход «Жан Жорес», который использовался под общежитие для работников НПУ «Шаимнефть», общежитие лесников, недавно построенный магазин и другие объекты. А в январе 1966 года, вскоре после организационной конференции парткома шаимских нефтепромыслов, где меня избрали секретарем, сгорели почти готовые дома на 8 и 12 квартир. Капля переполнила чашу. Этот вопрос мы внесли в повестку дня очередного заседания парткома. В проекте решения подчеркивались меры личной ответственности отдельных руководителей-коммунистов. Предлагалось вынести выговоры без занесения в учетную карточку начальнику НПУ Э.К.Журавлеву и управляющему трестом «Шаимгазстрой» В.Д.Чернышеву, которые являлись членами парткома.

На этом заседании присутствовал А.К.Протозанов. В обсуждении вопросов он не участвовал, просто слушал. Члены парткома приняли постановление о профилактике пожаров и наказании ответственных лиц почти единогласно. После заседания Александр Константинович оставил меня с моим заместителем З.И.Меньшиковой и сделал небольшой анализ. Во-первых, он одобрил ход разговора, бескомпромиссность в суждениях. Но сказал, что нужно стараться избегать горячности и поспешности решений, когда дело касается наказаний. Он напомнил, что надо быть особенно внимательными к членам парткома. Это касалось, конечно, и Чернышева, и Журавлева. Секретарь обкома подчеркнул: «Если вы будете накладывать взыскания на членов парткома, с кем же тогда придется работать? Ведь у вас всего четыре руководителя из одиннадцати членов парткома». И он был прав! В дальнейшем, помня слова Протозанова, я старался не допускать подобных просчетов.

Начало 1966 года… Страна уже получает нефть по первому в Тюменской области нефтепроводу Шаим — Тюмень. Но для полной его загрузки требовался ввод в эксплуатацию новых месторождений — Тетеревского и Убинского. На правом берегу реки Мулымьи строилась временная база НПУ «Шаимнефть», а на левом — база буровиков со всеми объектами социально-культурного значения. Строители СУ-13 (начальник Г.И.Рубанко) заканчивали прокладку трубы от базы буровиков до Сухоборского товарного парка. Этот очень важный объект нужно было закончить до начала весны.

Прилетевший в Урай второй секретарь обкома партии А.К.Протозанов хотел своими глазами увидеть состояние дел на объекте. С утра поехали туда на машинах. Достигли устья Мулымьи, где работал отряд подводников, они прокладывали нефтепровод через Конду. Дальше Александр Константинович решил пройти до базы (начала трубопровода) пешком. Протозанова сопровождали к тому времени уже второй секретарь Ханты-Мансийского окружкома партии П.Е.Плесовских, главный инженер НПУ «Шаимнефть» Р.Х.Ханнанов, управляющий трестом «Шаимгазстрой» В.Д.Чернышев (генподрядчик) и начальник СУ-3 Г.И.Рубанко (субподрядчик).

Первым шел Протозанов — где по трубе, а где — по земляному брустверу. Так одолели более двенадцати километров. Меня поразило крепкое здоровье секретаря — ведь на тот момент ему было уже около 50 лет. Сильные ребята намного моложе его вынуждены были временами расстегивать шубы, снимать шапки, с удовольствием отдыхать при остановках — там, где работали бригады сварщиков и изолировщиков.

Об удивительном здоровье Протозанова рассказывали работники обкома партии, очевидцы одного несчастного случая. Однажды утром перед входом в здание обкома Александр Константинович споткнулся и упал. Потом быстро поднялся и пошел дальше, чуть прихрамывая. И только позже все узнали, что у него случился перелом ноги в двух местах. К нему приехал из Кургана знаменитый доктор Илизаров со своим аппаратом. Началось лечение. Но секретарь каждый день выходил на работу, сидел в своем кабинете, ни одного дня не находился на больничном. Вот такой он был, Протозанов! Живой пример для подражания.

В пору освоения нефтяных богатств основным средством массовой информации для нас была печатная пресса. Радиостанция не всегда работала нормально, часто мешали помехи. О телепередачах мы даже не думали. А между тем энтузиасты в Нижневартовске открыли телестудию, в Сургуте начали строительство «Орбиты». Почему бы не сделать это в Урае? Однажды после пленума обкома зашел к Протазанову, рассказал об этой проблеме. Он ответил, что полностью со мной согласен, Урай как первый нефтяной город должен иметь телевидение. Есть проблема — надо ее решать. Предложил мне прозондировать ситуацию в областном управлении связи, в Главтюменнефтегазе, Главтюменнефтегазстрое, Главтюменьгеологии, подразделения которых работают в Урае.

Через несколько дней я уже был у Калашникова — начальника Тюменского территориального управления связи. Он сказал, что связисты обеспечат нас проектно-сметной документацией, поставят оборудование и дадут специалистов. А вот вопрос финансирования действительно тяжелый, в Сургуте его очень долго не могли решить. Полная сметная стоимость проекта составляет 1,5-1,7 млн. рублей, но на начало строительства надо иметь не менее 800 тысяч.

Я побывал у руководителей главков — В.И.Муравленко, А.С.Бар-сукова, Ю.Г.Эрвье. Все поддержали меня и согласились принять долевое участие в строительстве телестанции «Орбита». Главтюменнефтегаз выделил 500 тысяч рублей, Главтюменнефтегазстрой — 200 тысяч, Главтюменьгеология — 100 тысяч. Нужная сумма набралась! Кроме того, Главтюменнефтегазстрой выступил в роли генерального подрядчика. О своих переговорах я доложил Александру Константиновичу, он пообещал вплотную заниматься этим вопросом. И слово сдержал.

По приезде в Урай я собрал членов парткома и рассказал о проделанной работе. Мы взялись за осуществление своей мечты. Нужно было подключать общественные организации — комсомол, профсоюз, обеспечить жильем будущих специалистов (а это 15-16 человек), гарантировать быстрое и качественное строительство, обеспечить продажу телевизоров населению.

Строительство «Орбиты» осуществило СУ-7 под руководст-вом главного инженера В.Я.Возняка. Помогал ему начальник участка управления механизации Н.И.Плиткин.

Предприятия УБР, спецстройуправления, треста «Шаимгаз-строй», НГДУ «Шаимнефть», геофизиков и автотранспортников выделили из своего небогатого фонда 16 квартир для специалистов по эксплуатации «Орбиты».

Пуск объекта состоялся накануне празднования 100-летия со дня рождения В.И.Ленина. В тот день урайцы впервые увидели передачи Центрального телевидения на экранах черно-белых телевизоров «Рекорд». Их доставку и продажу населению обеспечил орс нефтяников (начальник В.Г.Жуков).

От всей души благодарили жители первого нефтяного города в Западной Сибири всех, кто сумел обеспечить этот замечательный подарок — приход на Конду телевидения. И в первую очередь урайцы говорили спасибо неутомимому труженику и энтузиасту А.К.Протозанову. У меня лично сохранились о нем самые светлые и самые добрые воспоминания.

Наиль Салихов, ветеран Тюменского нефтегазового комплекса.

Нравится

Статьи по теме

№98 (4840)
04.06.2009
Виктор Гольдберг
Круглосуточный руководитель стройки
№80 (4822)
07.05.2009
Анатолий Неживенко Сергей Аглицкий
Главное, ребята, сердцем не стареть !

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"