24 сентября 2022     

Общество   

Ф.Хафизов: «Состояние геологии в России можно охарактеризовать коротко — она беспризорна»

У этого человека интересная и по-своему уникальная специализация в геологии — подсчёт запасов нефти и газа. Это они с коллегами подводят, образно говоря, итог труднейшей работы геологоразведчиков. От точности подсчёта запасов зависит, по большому счёту, перспективное планирование развития не только самой отрасли, но и народного хозяйства. Впрочем, о самих «подсчетчиках» всегда мало было известно. Такая специфическая судьба: быть в тени звучных имен нефтеразведчиков.

— Фаиз 3акиевич, а как вы выбирали основное направление своей жизни?

— Мой путь в геологию, с одной стороны, был закономерен, с другой — в значительной мере случаен. Я родился в деревне Старые Туймазы Башкирской АССР, которая находилась на территории одного из крупных месторождений республики — Туймазинского. Поэтому с детства знал, что такое нефть, как живут нефтяники. А случаен… Потому, что по причинам финансового характера я не смог учиться в десятилетке и поэтому после окончания семилетки решил поступить в Октябрьский нефтяной техникум, который находился в 12 километрах от нашей деревни.

Поскольку других источников существования, кроме стипендии, у меня не было, то я выбрал геологию: там стипендия была больше.

В 1958 году после окончания техникума начал работать техником-геологом на буровой. Одновременно учился заочно в Московском институте нефтехимической и газовой промышленности по той же специальности.

— Как оказались «на острие атаки» — в системе Главтюменьгеологии?

— Впервые в Тюмени я оказался в 1963 году на производственной практике. У главного геолога ТТГУ попросился в Мегионскую нефтеразведочную экспедицию — там работали два моих брата, Фаат и Марс, один — бурильщиком, другой — старшим дизелистом в бригаде Григория Норкина. В то время шла работа по ускоренной разведке и подготовке к разработке Мегионского нефтяного месторождения. К этой работе я и подключился: главный геолог экспедиции Модест Синюткин направил меня в бригаду Норкина коллектором. У меня был опыт такой работы в Башкирии, поэтому я самостоятельно занимался работами по отбору и описанию керна, участвовал в подготовке обсадных колонн к спуску и цементажу… В следующем 1964 году я снова побывал в Мегионе на практике. Работал на Ватинском и Северо-Покурском месторождениях. На Мегионском месторождении в тот год были добыты первые десятки тысяч тонн нефти, которую танкерами доставили в Омский нефтеперерабатывающий завод.

— А когда на горизонте появились большие запасы?..

— После окончания института в 1965 году я переехал в Тюмень окончательно и с небольшими перерывами работаю здесь уже более 40 лет. Начал работать в партии подсчета запасов Тюменской геологической экспедиции, которую возглавлял Михаил Шалавин. После ликвидации экспедиции в апреле 1967 года партию перевели сначала в Тюменскую КГРЭ, а с января 1968 года — в непосредственное подчинение Главтюменьгеологии. Несмотря на то что я был молодым специалистом, меня сразу приняли старшим геологом. Партию тогда возглавлял Октябрь Ремеев, который хорошо меня знал еще по работе в Башкирии, знал и мой опыт в подсчете запасов. Кроме того, опыт работ по подсчету запасов я дополнительно получил еще в институте, работая по совместительству на кафедре нефтепромысловой геологии под руководством профессора Ф.А.Гришина, крупнейшего специалиста по подсчёту запасов углеводородов в СССР.

— Первое месторождение, отчет по которому проходил апробацию в ГКЗ при Совете Министров СССР, это было Ватинское месторождение?

— За время работы в партии подсчета запасов, позднее в Тюменской тематической экспедиции (ТТЭ) Главтюменьгеологии, я был ответственным исполнителем отчетов по подсчету запасов более чем 20 месторождений неф-ти и газа. А первым, да, было Ватинское. Наиболее значимыми работами были, конечно, отчеты по подсчету запасов нефти и газа Самотлорского месторождения. В связи с тем, что разведка месторождения велась ускоренными темпами и запасы этого гиганта увеличивались также очень быстро: за четыре года, с 1969 по 1973 год, отчет составлялся три раза — в 1969, 1971 и 1973 годах. За это время подсчитанные извлекаемые запасы месторождения увеличились в три раза, а по отчету 1973 года превысили три миллиарда тонн.

— Значимость этого месторождения для народного хозяйства страны была огромна…

— Был и еще один фактор, влияющий на ситуацию: противостояние Министерства геологии и Министерства нефтяной промышленности в вопросе о запасах. Вот почему защита отчета в Государственной комиссии по запасам шла очень тяжело и с непременным участием руководителей и специалистов очень высокого ранга. Так, со стороны геологов в работе ГКЗ участвовали заместитель министра геологии СССР В.Игревский, министр геологии РСФСР Л.Ровнин, начальник Главтюменьгеологии Ф.Салманов. От нефтяников — заместитель министра нефтяной промышленности Н.Ерофеев, начальник управления министерства Г.Ованесов. С каждой стороны в защите запасов участвовали руководители и специалисты отраслевых научных центров, в том числе ЗапСибНИГНИ, ВНИИнефть, Гипротюменнефтегаз.

Рабочее заседание шло три дня (обычно эта работа завершается за полдня). В результате подсчитанные запасы были уменьшены — больше, конечно же, по политическим соображениям — на 20 процентов. Кстати, впоследствии подсчитанные тогда запасы подтвердились и сейчас на государственном балансе числятся запасы, близкие к подсчитанным нами в 1973 году. Это относится к области достоверности методики подсчета запасов углеводородов, разработанной в системе Главтюменьгеологии. Ведь в этом процессе участвовало огромное количество специалистов, перечислить которых просто не представляется возможным.

— Был в вашей работе еще один весьма значимый этап — подсчет запасов сеноманского газа…

— Этим мы занимались в 1986 году в ТТЭ совместно с В.Ахияровым, С.Пановым и другими. Подсчет запаса шел по всем открытым на то время залежам. Была составлена и реализована программа специальных исследований, включающая бурение скважин на нефильтрующихся растворах, отбор и исследование керна большого диаметра, проведение специальных геофизических исследований в скважинах (многократные замеры, с переменой минерализации раствора и др.). Отчет содержал более пяти с половиной тысяч страниц текста и текстовых приложений, около 400 листов графических приложений. В результате удалось доказать, что в открытых на то время сеноманских залежах газа содержится на 7 триллионов кубометров газа больше, чем числится на государственном балансе! Результаты были настолько ошеломляющими, что ГКЗ без объяснения причин отказалась принять этот отчет к рассмотрению.

— Кто-то повлиял на это решение?

— Позже мы узнали, что сделано это было под давлением заместителя председателя Совета Министров СССР Р.Маргулова, курировавшего тогда Министерство газовой промышленности. Чиновники боялись существенного увеличения плана по добыче газа, которое могло последовать по результатам этого подсчета. Кстати, в настоящее время на государственном балансе числятся запасы газа, близкие к подсчитанным нами.

Результаты подсчета запасов газа Ямбургского месторождения послужили основанием для выдвижения работы «Ускоренная разведка и подготовка к разработке Ямбургского газоконденсатного месторождения» на Государственную премию СССР. В 1984 году коллектив геологов получил за эту работу Государственную премию в области науки и техники.

— С 1981 по 1985 год вы возглавляли Тюменскую тематическую экспедицию…

— Где велась вся оперативная работа по планированию, сопровождению и анализу результатов геологоразведочных работ на нефть и газ. В 1985 году был назначен главным геологом, заместителем начальника Главтюменьгеологии. В то время в главке было около 100 буровых бригад, почти 60 бригад испытания. Объем глубокого бурения на нефть и газ достигал 2-2,4 миллиона метров. Прирост запасов неф-ти в 1986-1988 годах в среднем составил 1 миллиард тонн в год, газа — 1,5 триллиона кубометров.

В 1989 году Ф.К.Салманов, в то время первый заместитель министра геологии СССР, пригласил меня на работу в Москву на должность заместителя генерального директора МНТК «Геос». Целью этой работы было создание геоинформационной системы в области геологии для всего Советского Союза. В связи с известными событиями Советского Союза не стало. Работа была свернута. Я вернулся в Тюмень — председателем Западно-Сибирского регионального геологического центра.

— Фаиз Закиевич, как вы оцениваете состояние геологии в настоящее время?

— Состояние современной нефтяной геологии России можно охарактеризовать только одним словом: она беспризорна. Геологическое изучение недр выполняется бессистемно, во многом зависит от уровня ответственности и желания руководителей предприятий-недропользователей. И если В.Богданов понимает, что компания не может развиваться без надежной сырьевой базы, то соответственно и объем поисково-разведочных работ в Сургутнефтегазе сравнительно большой, несмотря на серьезную истощенность ресурсов региона. Другие компании — ЛУКОЙЛ, Роснефть, в свою бытность ЮКОС — практически свернули геологоразведочные работы. Особенно резко это проявилось после отмены отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. В Государственной Думе это решение было принято из-за некомпетентности (или из-за чего-либо более серьезного) депутатов. И, разумеется, из-за давления нефтяных компаний, желающих получить сиюминутную максимальную прибыль и не думающих о будущем.

— Насколько уменьшился объем поисково-разведочного бурения, к примеру, в Ханты-Мансийском округе?

— В Ханты-Мансийском автономном округе за пять лет, прошедших после отмены ВМСБ, объем поисково-разведочного бурения уменьшился в три раза — с 1 миллиона метров до 0,3 миллиона метра. Надежда на то, что компании-недропользователи будут, как на Западе, сами готовить запасы, не оправдалась. Сырьевая база продолжает ухудшаться ускоренными темпами.

Мизерные бюджетные средства на геологическое изучение недр используются нерационально. Полностью игнорируется опыт прежних лет, в соответствии с которыми основной объем средств на геологическое изучение недр и подготовку запасов направлялся в наиболее перспективные регионы страны. Так, в 70-80-е годы прошлого века около 50 процентов средств на геологию всего СССР направлялось в Западную Сибирь. И результаты были впечатляющими! Основная причина такого состояния дел в отсутствии профессионализма у высших руководителей государственных органов, отвечающих за состояние изученности недр страны.

— Ваше отношение к реформам в геологии?

— Мое отношение к реформам в геологии России сугубо отрицательное. Вряд ли этот процесс можно назвать реформой. Скорее, это целенаправленное разрушение отлаженной и прекрасно работавшей системы исследования недр. Начисто забыты механизмы руководства геологоразведочными работами, контроля за качеством работ, отлаженный механизм сбора, систематизации и анализа геолого-геофизической информации. Ничем иным, как маразмом, не назвать платность информации для ученых и специалистов. Получая копейки в качестве платы за информацию, страна теряет миллиарды — из-за того, что все это богатство лежит в геологических фондах! Без обработки и анализа учеными вузов, научных институтов и центров.

— А ваши прогнозы?

— Произошло необратимое ухудшение сырьевой базы добычи нефти и газа. Успокоение увеличением объема добычи нефти за последние годы объясняется также отсутствием профессионализма у руководства. Подъем уровня нефтедобычи при ухудшающейся сырьевой базе имел место из-за широкого внедрения новых технологий в нефтедобыче — гидроразрыва, горизонтального бурения, боковых стволов и т.д. Потенциал этих методов практически исчерпан, нового ничего нет. Хотя бы частичное спасение положения сейчас видится только в мерах экономического характера: необходимо широко применять стимулирующее налогообложение для повышения заинтересованности компаний в вовлечении в разработку низкодебитных, трудноизвлекаемых запасов, которых в недрах России еще много.

досье «ТИ»

Из энциклопедии тюменских геологов «Биография великого подвига».
Хафизов Фаиз Закиевич. Доктор геолого-минералогических наук, профессор. Лауреат Государственной премии СССР, заслуженный геолог РФ, почётный разведчик недр, академик МАИ, МВА, МАМР, Губернской академии Тюменской области, РАЕН (председатель Тюменского отделения РАЕН), член Совета по присуждению докторских степеней ТюмГНГУ.
Окончил Октябрьский нефтяной техникум, Московский институт нефтехимической и газовой промышленности. Техник-геолог Культюбинской конторы бурения треста «Башвостокнефтеразведка». Старший геолог партии подсчёта запасов Тюменской КГРЭ, главный геолог партии подсчёта запасов Главтюменьгеологии. Старший инженер по подсчёту запасов (Республика Куба), главный геолог, начальник партии подсчёта запасов, главный геолог, начальник ТТЭ Главтюменьгеологии. Главный геолог, замначальника Главтюменьгеологии. Заместитель генерального директора МНТК «Геос» ВНИИгеоинформсистем. Председатель ЗапСибРГЦ, Западно-Сибирского филиала ЦГКЗ, главный научный консультант ГУП ХМАО НАЦРН. Руководил обобщением геолого-геофизических материалов, обоснованием выбора направлений поисково-разведочных работ, совершенствованием методики геологоразведочных работ.
Награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалями, знаком «Отличник разведки недр», дипломом «Первооткрыватель месторождения».

Нравится

Комментарии к статье

шора: 18.09.2009 10:34
Деревня Старые Туймазы не такая уж и маленькая. Эта деревня - родоначальница тепличного хозяйства во всей Башкирии. Благодаря семье Латыповых, которые развили тепличное хозяйство в Старых Туймазах, Туймазинский район называют маленькой Голландией. Если помотреть сверху на Туймазинский район, он весь закрыт теплицами.
Подсчетчик: 25.11.2011 11:43
Да, соглашусь с Фаизом Закиевичем, работа ответственного исполнителя подсчета запасов - тяжелый и неблагодарный труд. Учитывая полный развал учета, составления первичной документации, ";пожелания заказчика";, строгость ГКЗ и т.д.. Не могу назвать эффективным опыт ГРР недропользователями за счет ВМСБ - это была большая ";лазейка"; для нецелевого расходования средств. Воспроизводством МСБ должно заниматься государство за счет налоговых отчислений.

Статьи по теме

№142 (4884)
14.08.2009
Лилия Петрова, Валентина Патранова
Геолог Васильев: забытый и... знаменитый
№59 (4801)
04.04.2009
Ирина ТАРАБАЕВА
Настоящие геологи всегда идут вперед

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"