22 июля 2019     

Экономика   

В плену тарифов

Что первично — курица или яйцо?

Реализация такого намерения правительства порадует большинство россиян, ибо последние 15 лет рост тарифов постоянно обгонял инфляцию и выражался двухзначными цифрами. То, что высокая инфляция плохо для населения и для экономики, признает большинство экспертов.

Вместе с тем, по аналогии с вечной дилеммой о курице и яйце, актуален вопрос: что первично — рост тарифов или инфляция? Одни говорят: надо повышать тарифы, чтобы компенсировать инфляцию. Другие утверждают: рост тарифов и является одной из первопричин инфляции в России. Не существует единого мнения по этому вопросу и в главных экономических ведомствах государства. Минэкономразвития, чья основная задача — обеспечить рост экономики, относит повышение тарифов к фактору, стимулирующему рост инфляции.

Еще в марте 2006-го на совещании правительства тогдашний министр экономики Герман Греф заявил: «Очевидным является то, что заплатить за повышение темпов роста тарифов на услуги естественных монополий нам придется более высокими предельными величинами инфляций». В переводе на простой язык это означает: больше тарифы — выше инфляция. В ответ на возражение не согласного с ним Анатолия Чубайса министр предложил выдвинуть кандидатуру тогдашнего главы РАО «ЕЭС» на соискание звания лауреата Нобелевской премии по экономике, если тот докажет обратное.

Однако данному мнению всегда противостоял влиятельный оппонент в лице министра финансов Алексея Кудрина, позиция которого стала преобладающей после ухода Германа Грефа из правительства. Выступая на коллегии Федеральной службы по тарифам в марте 2008-го, Кудрин озвучил оригинальный новаторский способ борьбы с инфляцией: «Чтобы объем денежной массы на руках населения не увеличивался, разгоняя рост цен, государство эти деньги у населения будет изымать посредством повышения тарифов на электроэнергию, газ, услуги ЖКХ, связь и перевозки по железной дороге». Более того, на лекции в Высшей школе экономики он заявил, что повышение цен на услуги естественных монополий и ЖКХ не влияет на рост инфляции. «Если не добавлять денег в экономику, то изменение цены на электроэнергию и газ увеличит расходы предприятий и домохозяйств на эти цели, но при этом уменьшатся их расходы на другие товары», — заявил вице-премьер.

Объяснения Кудриным природы возникновения инфляции, несмотря на их оригинальность, понять можно, если учесть, что он является министром, отвечающим в первую очередь за наполнение казны доходами. Известно, чем больше инфляция и выше цены, тем больше незапланированных налогов поступит в бюджет. Короче говоря, Минфин в лице Алексея Кудрина стоит на позиции, что на инфляцию увеличение тарифов не влияет, а влияет лишь рост денежной массы в связи с большим притоком нефтедолларов в страну.

Есть и другие мнения

«Под оправдание увеличения тарифов на услуги естественных монополий, — говорит известный экономист, академик Сергей Глазьев, — подводится псевдоэкономическое обоснование, на основе которого делается вывод: если поднять цены в одних секторах рынка, то они должны снизиться в других, потому что спрос ограничен общим объемом денежной массы. Однако в реальной экономике этого не происходит». С этим согласятся руководители предприятий и специалисты, работавшие в 1990-е, когда средством оплаты служил бартер, то есть натуральный обмен товарами.

Даже при ограничении денежной массы в стране повышение тарифов на услуги естественных монополий служило сигналом для пересмотра цен на продукцию. Ибо экономический принцип (увеличиваются издержки производства — увеличивается цена продукции) действует в любых условиях еще со времен первобытного общества.

Тратят деньги не как надо, а как пожелают

Поручив Минэкономразвития разобраться с тарифами, Владимир Путин одновременно дал задание найти компромиссный вариант, чтобы не пострадали инвестиционные программы монополий. Если подойти к задаче, поставленной премьер-министром, скрупулезно и добросовестно, то в недрах наших естественных монополий можно найти большие скрытые резервы.

Одной из основных причин постоянного роста тарифов на услуги естественных монополий является наличие в их деятельности неэффективных производственных и непрофильных издержек. По данным Сергея Алексашенко, директора по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики, бурение скважин у «Газпрома» в 2-3 раза дороже, чем у нефтегазовых компаний. Строительство наших газопроводов обходится в 3 раза дороже, чем на Аляске или в Норвегии. Но поскольку «Газпром» у нас монополист, то ему все сходит с рук.

— С 2003-го по 2008 год «Газ-пром» инвестировал в профильную деятельность, то есть в разработку и обустройство газовых месторождений, прокладку магистральных газопроводов и газификацию $19 млрд, — говорит профессор Никита Кричевский, председатель экспертного совета «Опоры России». — А за этот же период на непрофильную деятельность израсходовал $16 млрд. На содержание российского футбольного клуба «Зенит» и спонсирование немецкого футбольного клуба «Шальке-04», на содержание средств массовой информации, включая телеканал НТВ, приобретение активов.

На все это нужны деньги и немалые. А аппетиты у газового монополиста огромные. Валерий Зубов, бывший губернатор Красноярского края, а ныне депутат Государственной Думы, подсчитал, что $13 млрд, которые «Газпром» заплатил Роману Абрамовичу за «Сибнефть», эквивалентны трехгодичному повышению тарифов ЖКХ по всей стране. Кстати, Абрамович и Березовский в 1996-м купили «Сибнефть» у государства всего за $110 млн, или в 120 раз дешевле. На очереди у газовиков проект стадиона стоимостью в $1 млрд для питер-ского «Зенита». Вначале хотели построить стадион за $250 млн, но решили не мелочиться.

Несмотря на наличие подобных непрофильных и неэффективных производственных издержек, «Газпром», по данным журнала «Форбс», по величине годовой прибыли в $25,7 млрд занимает третье место среди крупнейших корпораций мира. Это говорит о том, что внутренние резервы у «Газпрома» огромные и впору не тарифы на газ поднимать, а разобраться с избыточными финансовыми тратами. Особо следует отметить, что газ является составляющей почти всех тарифов и цен, поскольку прямо или опосредованно используется в большинстве областей жизнедеятельности человека.

Ярким примером того, что, несмотря на постоянное повышение тарифов, деньги потребителей электроэнергии использовались неэффективно и не по назначению, явилась авария, разрушившая самую крупную в России Саяно-Шушенскую ГЭС. Часть оборудования станции эксплуатировалась в состоянии, не пригодном для работы. Однако ни бывшее РАО «ЕЭС», ни его дочка «РусГидро» не сочли нужным выделить небольшую по меркам энергогиганта сумму хотя бы для замены рабочих колес турбин, на лопастях которых лавинообразно появлялись трещины. И это происходило в то время, когда огромные деньги, поступавшие от потребителей энергии, в том числе благодаря постоянному повышению тарифов, тратились на всевозможные вознаграждения для армии менеджеров, о чем свидетельствует Виктор Кудрявый, бывший заместитель министра топлива и энергетики РФ.

Не все благополучно и в жилищно-коммунальном комплексе. Сравнительно недавно сотрудники Администрации Президента доложили Дмитрию Медведеву, что только в Центральном федеральном округе из средств, уплаченных за услуги ЖКХ, похитили и вывели за рубеж 25 млрд рублей. Вышеприведенные примеры наглядно показывают: при правильном использовании денежных средств, поступающих на счета естественных монополий, в постоянном повышении тарифов последние особо не нуждаются.

Тарифно-сырьевая ловушка

Постоянно повышая тарифы и компенсируя это за счет растущих нефтяных цен, мы загоняем себя в ловушку, строя некое подобие финансовой пирамиды. Общий признак нашей и классической финансовой пирамиды в том, что в обоих случаях раньше или позже наступает обрушение этих конструкций после того, как прекращается их подпитка: в классическом варианте — с окончанием поступлений денег от новых клиентов, в нашем случае — с затяжным падением нефтяных цен.

Напомним, что в лихие 1990-е за бочку нефти на мировом рынке давали чуть более $10. И в начале XXI века цена в $30 казалась нам весьма привлекательной, с лихвой покрывая затраты федерального бюджета на пенсии, зарплату бюджетников и прочие госрасходы. Бюджет был бездефицитный. Последующие семь лет нефтяные цены непрерывно росли, одновременно поднималась планка минимальной цены за баррель нефти, при котором федеральный бюджет мог быть бездефицитным. За 10 лет эта планка поднялась с $30 до $90 и продолжает подниматься. С каждым годом мы все плотнее садимся на нефтяную иглу. Почему же такое происходит с нашим бюджетом?

Рост тарифов на газ, электроэнергию, услуги ЖКХ, железнодорожные перевозки является своего рода спусковым крючком для роста цен во многих секторах экономики. Вслед за повышением тарифов идет инфляционная волна, после начинается индексация пенсий и зарплат бюджетникам. Экономика входит в порочный круг: рост тарифов — высокая инфляция — индексация зарплат и пенсий — повышение нижнего порога нефтяной цены, обеспечивающей бездефицитный бюджет... «Это классическая инфляционная спираль, войти в которую просто, а выйти сложно», — считает академик Сергей Глазьев.

Так может продолжаться до тех пор, пока в системе не случится естественный сбой, то есть цены на нефть начнут снижаться. При этом экономический механизм по инерции будет продолжать работать примерно в прежнем режиме до тех пор, пока существует подпитка из накопленных финансовых резервов. Когда денежные резервы иссякнут, а нефтяные цены не восстановятся, пирамида может рухнуть. Время падения нефтяных цен нельзя предсказать, а причины этого могут быть разные, в том числе внешнеэкономические, внешнеполитические, природные или технические.

Напомним только один характерный пример из нашей недавней истории. Могучий Советский Союз надорвался, соревнуясь с Западом в изнурительной гонке вооружений, именно после того, как американцы посулами и угрозами вынудили арабов обвалить цены на неф-тяном рынке. И СССР рухнул. Нельзя полностью исключить ситуацию, когда при определенных обстоятельствах, реализуя свои политические цели, американцы могут повторить подобную комбинацию и с современной Россией, которая сегодня уязвима, поскольку находится в несравненно большей сырьевой зависимости, чем ранее Советский Союз. А это уже вопрос национальной безопасности государства.

Если вдруг по какой-либо из названных выше причин нефтяные цены существенно упадут и не поднимутся, пока мы не проедим свою финансовую заначку, то ситуация возникнет сложная, поскольку пенсии и зарплаты платить будет нечем. А тарифы на услуги естественных монополий и цены на потребительские товары вернуть в прежние рамки уже невозможно. Не исключено, что при затяжном спаде нефтяных цен в стране может случиться дефолт с вытекающими из этого последствиями.

Что делать?

Очевидно, что рост цен на углеводороды не может продолжаться бесконечно долго. Нужно заблаго-временно подготовиться к развитию событий по неблагоприятному для нас варианту на случай затяжного падения нефтяных цен. Для этого необходимо решить два принципиальных вопроса. Во-первых, разобраться с тарифами. Во-вторых, минимизировать сырьевую зависимость нашей экономики и этим вывести ее из зоны риска. Полагаю целесообразным подготовить и реализовать следующие мероприятия.

1. Издать постановление Правительства РФ о порядке раскрытия информации по структуре тарифов на услуги естественных монополий аналогично соответствующему постановлению по коммунальному комплексу (сегодня эта информация — коммерческая тайна).

2. Соответствующим государственным органам проанализировать издержки естественных монополий и предприятий ЖКХ.

3. С учетом проделанного анализа запретить включать в тарифы содержание непрофильных активов и неэффективные издержки, а также ограничить покупку и содержание непрофильных активов государственными предприятиями и корпорациями.

4. Увязать в зависимости от снижения финансовых издержек вознаграждения руководству государственных предприятий и корпораций, поставляющих газ, электроэнергию, тепло и оказывающих транспортные услуги.

5. На три года заморозить рост тарифов на услуги естественных монополий и ЖКХ, за исключением отдельных обоснованных случаев.

6. Разработать и реализовать программу форсированной диверсификации экономики с учетом первоочередного развития отраслей, предприятий и технологий, которые смогут возместить выпадающие доходы при длительном периоде снижения нефтяных цен.

7. Создать механизм финансирования программы диверсификации экономики и, в первую очередь, путем кредитования за счет сверхдоходов от экспорта углеводородов. При этом исходить из того обстоятельства, что при затяжном спаде нефтяных цен без своевременно проведенной диверсификации экономики никакие финансовые заначки нас не спасут.

Герман Греф: «Очевидным является то, что заплатить за повышение темпов роста тарифов на услуги естественных монополий нам придется более высокими предельными величинами инфляций».

Нравится

Статьи по теме

№57 (5265)
08.04.2011
Людмила Запрудина
Электроэнергия подешевела на одну копейку
№52 (5260)
01.04.2011
Михаил Смоленский
Зачем в жилищно-коммунальном хозяйстве кружка для пожертвований?

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"