17 апреля 2021     

Политика   

Юрий Конев: «Нельзя забывать о сельской глубинке»

— Юрий Михайлович, уборочная кампания — 2011 практически завершена. Как вы оцениваете ее итоги?
— Результаты, безусловно, радуют. В этом году в Тюменской области собран рекордный урожай зерновых и зернобобовых культур: 2 миллиона 58 тысяч тонн в весе до подработки. На сегодня хлеба уже полностью обмолочены, убран весь картофель. На полях осталось совсем немного овощей, в основном капуста.
Я хочу особо подчеркнуть: уборочная оказалась успешной благодаря тому, что аграрии хорошо подготовили землю, в полном объеме запаслись кондиционными семенами, моторным топливом, минеральными удобрениями и в оптимальные сроки провели посевную. Во-вторых, практически без потерь сумели убрать весь урожай. Хотя, признаюсь, в начале осени у нас были серьезные опасения в связи с дождливой погодой.
Немаловажную роль сыграла и господдержка. Напомню: в нынешнем году на развитие агропромышленного комплекса только из регионального бюджета было направлено свыше пяти миллиардов рублей.
— Вместе с тем рекордный урожай и избыток зерна на рынке привели к тому, что закупочные цены на него упали ниже себестоимости.
— Да, к сожалению, это так. При себестоимости продовольственной пшеницы в пределах 4,5 тысячи рублей за тонну и фуражного зерна около 4 тысяч рублей перекупщики сегодня дают чуть больше трех тысяч. О какой рентабельности в этой ситуации может идти речь? В сложившихся условиях региональное правительство и депутатский корпус сделали все возможное, чтобы поддержать местных сельхозпроизводителей. Сначала было принято решение о выделении из региональной казны безвозмездных субсидий производителям зерна из расчета 700 рублей на гектар, а затем аналогичную поддержку получили и овощеводы. Эти оперативные меры позволили тюменским аграриям произвести первоочередные выплаты, выдать заработную плату и, самое главное, придержать собранный урожай до лучших времен.
На мой взгляд, субсидия из расчета на гектар — наиболее оптимальный вариант, хотя в ходе обсуждения форм поддержки споров было достаточно. Кое-кто из сельхозпроизводителей предлагал субсидировать каждую тонну зерна, считая такое решение более справедливым, мол, кто-то всерьез вкладывается в землю и имеет по 35 центнеров с гектара, кто-то с трудом собирает по 10-15 центнеров с га, а получат все одинаково. Но в итоге победила формула гектара. Дело в том, что при подсчете по тоннам есть опасность приписок. По гектарам же все прозрачно и просто: мы прекрасно знаем, кто и сколько посеял. А кто лучше подготовил землю, тот получит больше зерна и, соответственно, доходов. Я абсолютно убежден: цены и на зерно, и на картофель постепенно пойдут в рост. Надо лишь выждать определенное время.
— Да, но достаточно ли в регионе мощностей для подработки зерна, помещений для его хранения?
— В Тюменской области реализуется целевая программа по строительству зерносушильных комплексов. Она ежегодно финансируется из регионального бюджета, так что позитивные сдвиги в этом плане уже налицо. Вновь построенные и реконструированные мощности позволяют хранить до полутора миллионов тонн зерна. Но нынче аграрии собрали действительно небывалый урожай. Часть зерна, к сожалению, до сих пор лежит в буртах непросушенным, поэтому сельхозпроизводители будут вынуждены какое-то количество реализовать, не дожидаясь более выгодной рыночной конъюнктуры. Иначе зерно попросту сгорит.
Ситуацию еще более усложнили действия (точнее, бездействие) федеральных властей. Дело в том, что значительная часть хлебоприемных мощностей в Голышманово, Ишиме и других муниципальных образованиях заполнена зерном Государственного интервенционного фонда, которое четыре года лежит без движения. Сегодня хлеба в стране с избытком, уже собрано свыше 90 миллионов тонн. Казалось бы, самое время освободиться от запасов прошлых лет и отправить их на экспорт. Но федералы, как всегда, не торопятся, а мы не знаем, где разместить собственное зерно нового урожая.
— Известно, что на сырье больших барышей не заработаешь. Хоть на зерне, хоть на картофеле. Чем глубже переработка, тем выше маржа...
— Переработка, безусловно, дает гораздо более высокую прибавочную стоимость. И мы постоянно работаем в плане ее развития. Тобольский нефтехимический комплекс, например, сегодня очень активно действует в данном направлении и хоть какую-то часть отечественного углеводородного сырья пускает в глубокую переработку. Что касается сельского хозяйства, по зерну у нас особых проблем нет. Мы производим комбикорма, муку, самые различные виды хлебопродуктов. А вот с овощами ситуация просто неудовлетворительная: переработки в регионе, по сути, нет. Шоковую заморозку и выпуск овощных консервов хотели наладить в рамках Ямальского логистического центра, но работа по ряду причин застопорилась. Руководство агрофирмы «КриММ» также планировало заняться переработкой овощей, но цены на картофель упали, и проект отложили до лучших времен.
Мы у себя на комитете не раз обсуждали эту проблему. Нам необходима широкая программа действий, надо искать и привлекать других крупных инвесторов. В этом направлении предстоит еще очень большая работа. Тем более что развитие переработки позволит решить и другую проблему, связанную со сбытом сельскохозяйственной продукции.
На мой взгляд, сегодня как никогда нужна продуманная государственная политика, направленная на всемерную поддержку отечественного сельхозпроизводителя. Сегодня свой картофель девать некуда, а нам его из Израиля везут, из Польши. Сколько бы ни говорили о том, что рынок все расставит по своим местам, власть обязана брать на себя определенные регулирующие функции и защищать отечественного сельхозтоваропроизводителя. Если в стране достаточно своей продукции, значит, надо сокращать ввоз, поднимать таможенные пошлины. И, с другой стороны, помогать сбывать излишки в соседних странах, компенсировать часть транспортных издержек. Есть немало других, вполне цивилизованных рычагов воздействия на рыночную конъюнктуру.
Необходимо также провести масштабные исследования — какую продукцию и в каких объемах производит тот или иной регион, и наладить каналы сбыта излишков. А пока получается где-то густо, а где-то пусто. В итоге мы имеем неоправданный рост цен и другие неприятные сюрпризы.
— Сегодня крестьянин, вырастив бычка, может реализовать лишь мясо. Шкуру же вынужден выбрасывать. Хотя в прежние времена, когда в стране была хорошо развита потребкооперация, в дело шло все, включая рога и копыта.
— Скажу больше. В послевоенные годы за подобные вещи грозили большие неприятности. Тогда вся живность и в хозяйствах, и в личных подворьях была наперечет. Каждую шкуру необходимо было обязательно сдать в заготконтору.
В Ишиме есть одна фирма, которая специализируется на приемке шкур. Но она, естественно, погоды не делает. Проблема, безусловно, существует, и ее следует решать. Но прежде надо тщательно и всесторонне обсудить этот вопрос.
— Юрий Михайлович, вы часто бываете в сельских территориях. Каждое муниципальное образование наверняка отличают своя специфика, свой экономический уклад и динамика развития.
— Безусловно, каждый район имеет свои особенности. Возьмем, к примеру, Уват. Понятно, что сегодня жизнь муниципального образования определяет нефтяная отрасль. Она важна, она дает основные налоги. Но это вовсе не означает, что на территории не следует развивать другие направления, в частности сельское хозяйство. В Уватском районе в сфере агропрома задействовано немало людей, многие занимаются личным подсобным хозяйством. Уват расположен на севере, там не столь благоприятные природно-климатические условия, как, скажем, в Ишиме или в тюменской зоне. Но обилие заливных лугов позволяет заниматься животноводством мясного направления и добиваться очень неплохих результатов. Можно существенно расширить посевные площади и готовить комбикорма. В этом плане руководство района должно проявить определенную политическую волю и поддержать местных сельхозпроизводителей.
В Вагайском районе значительные позитивные перемены уже налицо: появились крепкие хозяйства, запускается новый свиноводческий комплекс. Недавно в район зашел еще один серьезный инвестор. Среди северных территорий по темпам развития я бы поставил в пример Вагай. Сегодня даже по общей площади посевных площадей это муниципальное образование, в котором преобладают леса и болота, уже опережает соседний Тобольский район, где значительная часть пахотных земель в свое время была выведена из оборота. Не случайно именно в тобольских хозяйствах самая низкая урожайность зерновых — всего 15 центнеров с гектара, в то время как в целом по региону она превышает 28 центнеров с га.
Я не хочу связывать неблагополучное положение дел в Тобольском муниципальном образовании с нынешним руководством, поскольку глава района Юрий Батт только приступил к работе. Он, следует отдать должное, сразу вник в проблемы, которые копились годами, и начал разбираться в запущенном хозяйстве.
Тобольский район имеет все возможности для успешного развития сельскохозяйственной отрасли. Особенно по серым хлебам, по молочному и мясному животноводству. Недавно в районе побывал губернатор Владимир Владимирович Якушев. Я тоже вместе с главой района объехал большую часть территорий. И считаю, что уже в ближайшее время здесь начнутся серьезные позитивные сдвиги.
В целом по Тюменской области по темпам развития я лично флагманом считаю Нижнетавдинский район. Не по объемам и по валовке, а именно по динамике. Нижнетавдинцы одними из первых в нынешнем году завершили уборочную кампанию, у них хорошие для данной климатической зоны показатели урожайности. В районе действуют современные комплексы по молочному животноводству, строится еще один — мясного направления. Козье молоко, которое недавно появилось на прилавках, тоже из Нижней Тавды. Построен завод по переработке молока, оснащенный самым современным оборудованием, появился конно-спортивный комплекс. Разительно преобразился и похорошел райцентр.
Что же касается валового производства, то на первом месте, как и прежде, Ишимский район. Здесь самые обширные посевные площади, естественно, и зерна ишимцы собрали больше всех. А вот по урожайности приятно удивили заводоуковцы, на круг собравшие почти по 40 центнеров с гектара!
— В растениеводстве появляются новые направления. С большим ростом, например, идет рапс.
— И это совсем не случайно! Появился у нас завод — увеличились посевы, потому что нет проблем со сбытом. Рапс разводить очень выгодно: он дает рапсовое масло, которое используется как пищевой потребительский продукт и как добавка к комбикормам для скота и птицы. И плюс к тому — жмых, очень питательная подкормка. Аграрии сдают на переработку рапс, потом забирают жмых и используют его в кормах. А потребитель в итоге получает отличное молоко.
— Производство производством, но, как говорится, не хлебом единым. На селе не только работают, но и живут, женятся, воспитывают детей...
— Меня часто спрашивают избиратели: а что депутаты намерены делать в плане развития сельских территорий? С моей точки зрения, надо заниматься социально-экономическим развитием села в комплексе. Сегодня у нас райцентры уже имеют достаточно развитую инфраструктуру. Крупные населенные пункты, разумеется, надо продолжать благоустраивать, но меня больше всего волнует сельская глубинка, люди, которые проживают в небольших деревнях и лишены практически всех благ цивилизации. Их жители имеют такое же право на медицинскую помощь, образовательные и культурные услуги. В свое время я внес предложение о создании в деревнях небольших социально-культурных модулей по типу фельдшерско-акушерских пунктов. Строительство 133 модулей уже включено в соответствующую программу, на эти цели выделены деньги.
— Что в себя включает такой модуль?
— В нем обязательно должна быть сцена для выступлений артистов и коллективов самодеятельности, помещения для кружков, компактный спортивный комплекс. Словом, это небольшое учреждение, где местные жители смогли бы собраться для совместного досуга, отметить праздник, пригласить творческий коллектив. В некоторых населенных пунктах, правда, еще сохранились клубы, достаточно большие, доставшиеся в наследство от советских времен. Но они, как правило, требуют капитального ремонта и значительных средств на содержание.
Разработка типового проекта уже завершена, и вскоре модули появятся в самых отдаленных населенных пунктах. А если в деревне будет очаг культуры, будет фельдшерско-акушерский пункт и детский сад, значит, она будет жить. Иначе придется людей возить на ферму вахтовым методом.

Юрий Конев: «Меня больше всего волнует сельская глубинка, люди, которые проживают в небольших деревнях и лишены практически всех благ цивилизации. Их жители имеют такое же право на медицинскую помощь, образовательные и культурные услуги».

Нравится

Статьи по теме

№169 (5377)
27.09.2011
Николай Боталов
Юрий Конев: «Сельским территориям необходимо комплексное развитие»
№42 (5250)
17.03.2011
Николай Боталов
Юрий Конев: «Бюджетный рубль, вложенный в сельское хозяйство, приносит реальную отдачу»

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"