29 февраля 2024     

Общество   

Человек из секретной истории

В настоящее время на юге Тюменской области проживают 26 ликвидаторов радиационной аварии на «Маяке». В их числе – Геннадий Петрович Шанин, ветеран труда Ханты-Мансийского автономного округа. Больше 30 лет Шанин жил и работал в Урае, был в числе первых, кто осваивал Шаимское нефтяное месторождение. Видно, на роду было написано, что многие факты его личной биографии совпадут с важнейшими событиями в жизни страны. Одно уточнение: некоторые из них по сей день носят гриф «Секретно».

– Обо мне рассказывать очень сложно, – с ходу признался Геннадий Петрович. – Я – сын кулака, родился в столыпинском поселке на Урале, на границе Башкирии, Пермской и Свердловской областей. Дед, Иван Васильевич, получил в период Столыпинской реформы кредит, купил лошадь и построил дом. В хозяйстве отца уже было три лошади и две коровы. В 1930-м отца спасла мать, заставила продать одну лошадь татарам задарма, и его из списка кулаков перенесли в разряд середняков. Но потом снова нависла угроза раскулачивания. Мать, беременная мною, пошла за 15 километров в районный НКВД, просила, плакала и выплакала «прощение». Ей сказали: сдайте добровольно всех лошадей и коров в колхоз – вычеркнем из списков середняков. Скот сдали, и нас оставили в покое, а дядю и другую родню, не согласных с такой установкой, выселили в Зауралье.

Я родился в декабре 1931 года, а в январе отца направили на первые в стране курсы трактористов. Он научился работать на американском «фордзоне», потом был бригадиром и работал так, что его к званию Героя Соцтруда хотели представить, да передумали. Решили, что возраст большой, и наградили орденом Ленина.

Отец хотел, чтобы я тоже пошел по сельскому хозяйству, но после семилетки я поступил в Свердловский горный техникум. Летом 1950-го началась необъявленная корейская война – конфликт между Северной и Южной Кореей. Тогда Сталин приказал студентов институтов без военных кафедр и техникумов после третьего курса призывать в армию.

Мне, можно сказать, повезло: без экзаменов попал в школу авиационных механиков. А тут приезжают офицеры из Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени адмирала Макарова и отбирают парней в свой вуз: в связи с корейской войной требовалось срочно увеличить численность курсантов. Я подходил по всем статьям, но в анкете указал, что являюсь сыном крестьянина-середняка, и меня отчислили из списков кандидатов.

Вернулся в авиационно-техническую школу ВМФ, после окончания в должности авиатехника обслуживал первые серийные реактивные самолеты Миг-15 и Миг-17, служил срочную службу в боевом полку под Находкой... За тревожными боевыми вахтами пролетело четыре года. И тут подоспел приказ: всех студентов, призванных когда-то в армию из вузов, к 1 сентября досрочно демобилизовать и восстановить на учебе. Закончил четвертый курс, и наш техникум передали Министерству среднего машиностроения. Сразу попадаю в спецнабор, заполняю анкету. Ее в народе беринской звали: вопросы на трех сдвоенных листах, на каждом листе фотография 6х9. Секретность содержания тех анкет предъявляла жесткие наказания за разглашение информации. В 56-м те анкеты отменили.

Приехали мы с другом в Москву, в министерство, аккурат к 1 августа. Если на день раньше приехали бы – успели бы попасть в Китай на разработку урановых месторождений, а раз опоздали – направили на комбинат «Маяк». Точнее, на предприятие №817. А до этого оно называлось 10-я база НКВД. История такая: после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в СССР был создан комитет, на который возлагалось выполнение уранового проекта. И тут на Южном Урале уже начались изыскательские и строительные работы. В 46-м на Базе-10 появились первые землянки, 500 солдатиков строительного батальона и отряд спецпереселенцев. А через год там уже было 11 тысяч солдат, 9000 заключенных, около 3000 возвращенных из Германии советских граждан, около 15000 спецпереселенцев и трудармейцев – немцы из Поволжья... Вольнонаемных рабочих и инженеров – всего 3219 человек.

По периметру зоны размещались артиллерийские подразделения с зенитными пушками, и был введен особый режим секретности – за письмо к матери с упоминанием о «работе на важном объекте, который посетил Берия» одного строителя осудили на 10 лет... Первые 7 лет из города никому не разрешалось выезжать в отпуск (в виде компенсации выплачивалось дополнительно 50% зарплаты); фотографироваться можно было только по специальному разрешению и в присутствии работника оперативного отдела. К моему приезду поселку госхимзавода имени Менделеева был присвоен статус города и имя Озерск, но в переписке он шел как Челябинск-40.

Меня направили в технический отдел, заселили в гостиницу, и буквально на другой же день я познакомился там с товарищем из подрядной организации, не подчиненной «Маяку». Ему нужны были специалисты в строительстве. Я согласился. Меня вывели за зону комбината – в трудовой книжке о «Маяке» даже записи нет, просто п/я-65, а когда секретность сняли – появилось предприятие «Уралгидроспецмеханизация». И строил я плотину №10 Теченского каскада – это последний узел, на котором сейчас держится вся радиационная вода комбината «Маяк»...

Хроника страшных событий:

– 29 сентября 1957 года, воскресенье: в 16 часов 22 минуты по местному времени произошёл взрыв банки №14 комплекса С-3;

– 19 часов 20 минут: воздушные массы из района химкомбината двигались в направлении села Багаряк и города Каменска-Уральского;

– 22 часа: радиоактивное облако достигло территории Тюмени. Около 23 часов было замечено странное свечение в небе, основными цветами этого свечения были розовый и светло-голубой ;

– 30 сентября, 3 часа ночи: полностью завершён процесс формирования южно-уральского радиоактивного следа;

– 4 часа утра: на промышленной площадке произведена первая грубая оценка уровня радиационного заражения; начато изучение радиационной обстановки за пределами комбината и города Челябинска-40. Первые же измерения загрязненности, произведенные в близлежащих населенных пунктах, накрытых радиоактивным облаком, показали, что последствия радиационной аварии очень серьезные;

– 2 октября: из Москвы прибыла комиссия, созданная Министерством среднего машиностроения во главе с министром Е.П.Славским. Комиссия активно включилась в работу, пытаясь выяснить причины, повлекшие аварию, но ситуация со взрывом емкости оказалась непростой, требующей специального изучения множества проблем;

– 6-13 октября: на основе предварительных оценок дозы облучения было принято решение об эвакуации 1100 человек, проживающих в деревнях Бердяниш, Сатлыково, Галикаево, Муслюмово;

– 11 октября: создана специальная техническая комиссия по установлению причин взрыва. В её состав вошли 11 человек, в основном крупные ученые, специалисты атомной отрасли. Ознакомившись с обстоятельствами взрыва банки №14 комплекса С-3, комиссия установила причины аварии...

...Осенью 1957 года в трудовой книжке Шанина появилась запись: «Уволен по состоянию здоровья». Между строк нужно было читать диагноз: «Белокровие». Но он – прежде абсолютно здоровый, крепкий, без вредных привычек парень, кандидат в мастера спорта по лыжам, какое-то время умудрялся не замечать недуг. И когда на Север в 64-м поехал вслед за однокурсниками, где работал за троих – тоже все нормально, и только спустя 10 лет после аварии организм стал сдаваться. Вместе с болезнью 20 килограммов веса слетело – но это так, семечки...

Но Шанину опять повезло: по горящей путевке, совершенно случайно, он попал в санаторий ЦК КПСС в Железноводске, оттуда – в Днепропетровск, встретил военных врачей, которые примерно в одно время с ним служили на Дальнем Востоке и потому понимали ситуацию с полуслова. Долгое лечение в институте гематологии, частичная замена крови... И он пошел на поправку. По сей день любит шутить, что вливали ему кровь молодых кабардинских женщин, потому и выжил. Откуда узнал имена доноров? Прочитал бирки на пакетах. Ему бы в разведке служить...

Бороться за свое здоровье Шанин научился крепко, он в Урае даже женьшень научился выращивать, потому что так добрые люди посоветовали. Помогло. Сегодня Геннадий Петрович разменял девятый десяток, но если не знать его точный возраст – можно подумать, что на пенсию человек вышел относительно недавно.

А если разговориться – можно понять, что мыслями Шанин по-прежнему там, на «Маяке», на своей 10-й плотине.

– Не дай Бог порвет плотину – это же неминуемая катастрофа! – переживает Геннадий Петрович. – Я писал сколько раз по этому вопросу, во все инстанции – никакой реакции. Я за ситуацией аккуратно слежу, публикации из газет и журналов подбираю. До 2007 года вашего брата журналиста пускали на объект, а сейчас все данные снова засекретили. В каком состоянии плотина? Все молчат. Такая же практика по всему миру: все, что касается радиации, – секрет на секрете. Паники боятся. Вот такие дела творятся, сидим как на пороховой бочке...

Уже расставаясь, Геннадий Петрович показал мне книгу, с которой никогда не расстается: «Бомба. Тайны и страсти атомной преисподней». Автор – Станислав Пестов, ученый-физик, журналист, писатель. На страницах книги нет живого места, все в пометках, сделанных рукой Шанина. Он с автором согласен в главном: страсти атомной преисподней, к сожалению, это – нескончаемая история...

Нравится

Статьи по теме

№70 (5278)
27.04.2011
Елена Суслова
Чернобыль: боль и быль
№68 (5276)
23.04.2011
Елена Суслова
Чернобыль напомнит о себе

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"