3 декабря 2022     

Общество   

Кит гастролирующий, или Удачная экспедиция, которую запретили

Не задерживаясь в Тюмени, кит — ну пусть скелет! — отправляется гастролировать по городам России. Он совершит путешествие по целому ряду городов, в числе которых Ишим, Екатеринбург, Красноярск, Новосибирск, Омск.

— Павел, чем интересен ваш «бродячий» экспонат?

— По нашим данным, не чаще одного раза в сто лет на побережье Карского моря находят мёртвого гренландского кита — самого крупного животного нашего региона, занесённого во все существующие Красные книги. Для новой экспозиции нового тюменского музейного комплекса скелет такого животного — бесценный экспонат, суперэкспонат! Несомненно, он украсит зал арктической природы.

Получив из поселка Гыда телефонограмму о такой находке, наша команда три года собиралась в экспедицию. Несмотря на все сложности, в 2006 году тяжелейшая задача по подготовке экспедиции все же была выполнена.

— А что за сложности?

— Запрет на поездку от вышестоящего начальства, отсутствие денег на вертолёт, ненадёжная спутниковая связь и многое другое. Когда мы наконец приступили к достижению своей цели, оказалось, что кит выбросился в 12 километрах севернее той точки на карте, что нам указали в посёлке Гыда. Более того, он был совершенно невидим: за три года полуразложившийся труп кита замыло под песок на глубину от пуолуметра до двух метров. Откопать скелет нужно было за два дня, но у нас не было даже обыкновенных лопат!

— Выходит, то, что вы не смогли моментально среагировать на телеграмму сразу, здорово подпортило дело?

— Разумеется. Вообще, к вашему сведению, первое сообщение о том, что на побережье Обской губы выбросился большой кит, пришло ещё в 2003 году. Однако организовать экспедицию всё никак не удавалось: то финансы «поют романсы», то «поезд ушёл» — точнее, «вертушка», что ходит на Гыду всего 1-2 раза в неделю.

Тогда мы не на шутку разозлились: уникальный экспонат для нового музея мог быть безвозвратно утерян — не дремлют ни голодные звери, ни природная стихия Обской губы, ни хозяйственные оленеводы… Но у самих у нас денег на это не было, ну, чтобы, как положено: с арендой вертолёта, теплохода… Вся надежда всегда — на добрых людей. И это в наш-то рыночный век!

— А по каким причинам вообще можно запретить научную экспедицию?

— Эту экспедицию, уже после того, как мы в нее направились (наверное, из вредности, к которой давно все привыкли), запретил комитет по культуре (!), но мы этого, к счастью, тогда не знали. Впрочем, от этого ничего бы не изменилось, ну разве что настроение лишний раз испортилось. Ведь начальники-то меняются, а музей строится на века.

Не стану рассказывать, как мы вытаскивали этого кита… Поясничные позвонки всё ещё в прочнейшей сухожильной связке. По одному не достанешь, а целиком позвоночник не вытянуть, даже впятером — тяжёлый, огромный кит уходит куда-то вглубь, под песок… Да ещё шкура сверху — толщиной в кирпич. Отваривать кости кита от жира пришлось ещё дольше, чем их откапывать…

— Как вам вообще удалось вернуться с удачей, то бишь со скелетом?

— Если платить за все, как положено, как делается это в цивилизованном мире, то это бешеные деньги. Много сотен тысяч рублей стоит вся эта перевозка. Поэтому вертолет обычно ищем бесплатный. Спасибо добрым людям на местах — знают, что музейщикам надо помогать. Они делают большое дело. Можно сказать, подвижническое! А тогда экспедиционных средств осталось только на обратную дорогу, даже покупать еду было почти не на что.

Однако рисковать стоило! Репутация музея и участников этой самой авантюрной экспедиции — благодаря неимоверному везению, упорству участников и множеству добрых людей — была в итоге спасена. И достойно освещена. Пусть мы не получили премии, зато нас не выгнали с работы. И даже не влепили выговор за задержку на Севере. Есть шансы, что подобные экспедиции (даже ещё более рискованные) продолжатся в будущем. Убеждены, что все они будут проведены на благо нашего региона и его «визитной карточки», которой по праву должен считаться Тюменской областной краеведческий музей имени И.Я. Словцова.

— А почему скелет не выставили сначала в Тюмени?

— Это тот «обратный» случай, когда музей должен вложить деньги, а потом еще попытаться их отработать. Ведь мы привыкли к ситуации, когда к нам приезжают другие выставки за свой счет, а мы ничего не платим. Наша китовая находка гораздо более редкая, чем даже целый скелет мамонта. И вот вам для интереса: череп гренландского кита, который можно купить у Soane (британской компании, производящей мебель на заказ), стоит 19500 долларов. И это только череп! А у нас целый скелет!..

— Что представляет из себя экспонат сейчас?

— Кит-пятигодок. Рождаются они длиной метра в 2-2,5. Этот метров семь. Сборно-разборная конструкция, на которой помещен кит, стоила около 26 тысяч рублей. Плюс баннер. Все это обошлось тысяч в 35. Скелет на песке, вокруг несколько чаек… Чайки — не как признак красоты северных пейзажей, а как признак вони, падали и трупов. Здесь мало развлекаловки и шоу. Специфика! Скелет помещен на крупном фотопанно. Можно было бы сделать натуралистичнее, но в одиночку песка не натаскаешься, а помощников нет.

— Иногда складывается ощущение, что эти экспонаты нужны лично вам, а не музею…

— Лично мне мало что надо. В гроб ведь это с собой не положишь. Хочется сделать как можно лучше — конечно же, для музея. Иногда приходится рисковать репутацией, деньгами, здоровьем и жизнью. Но только под интересную, хулиганскую идею! Был всего один шанс из тысячи, что все завершится благополучно. Столько камней было на нашем пути!

— Конечно. Поехали, не спросив начальства…

— Кто-то считает, что в музее много «лишнего». И неплохо было бы это списать. А ведь наши научные коллекции являются эталонными для многих направлений. Наш начальник Павел Головин мыслит здраво и креативно, но он работает только два года, музейного опыта еще не всегда хватает. Сейчас у нас — новый курс: науки будет как можно меньше, развлечений как можно больше. А ведь они требуют существенных вложений. Есть, конечно, предприятия, которые нам помогают. И Павел, будучи депутатом, делает все возможное для создания ярких выставок. Так что, думаю, и в этом направлении прорвемся!

Пусть мы не получили премии, зато нас не выгнали с работы. И даже не влепили выговор за задержку на Севере.

Нравится

Статьи по теме

№28 (5005)
18.02.2010
Любовь Киселёва
Павел Ситников: «Хорошее дело нужно делать бесплатно»
№213 (4716)
26.11.2008
Иван ПОЛУМИСКОВ
Павел Ситников: “На работу в музей меня взяли в придачу к коллекции бабочек”

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"