30 марта 2020     

Экономика   

Добыча нефти сродни полёту в космос

Юрий Богачук, генеральный директор компании «ИНТЭС», одного из резидентов Тюменского технопарка, рассказал нам о технологиях, способных не только вдохнуть вторую жизнь в старую скважину, но и вернуть ведущей нефтяной провинции былые темпы роста.

Вижу, но не верю!

— Юрий Фёдорович, последнее время нефтяники много говорят о трудной нефти и сложноизвлекаемых запасах, доля которых неуклонно растёт. Соответственно возрастают издержки, разработка многих месторождений при существующем налоговом режиме становится нерентабельной. Отсюда, мол, и падение добычи.

— На самом деле трудной нефти практически не существует. Просто обычные технологии не срабатывают. Требуется качественно новое — интеллектуальное оборудование. И оно уже существует. Наша интеллектуальная система, например, без вмешательства человека управляет погружными центробежными насосами. Она сама определяет и задаёт максимально возможную депрессию для получения наибольшего притока и повышения дебита нефти из так называемого сложного фонда скважин. В зависимости от потенциальных возможностей скважины наша технология позволяет нарастить добычу от двух до пяти раз, увеличить межремонтный период скважинного оборудования примерно на треть и сэкономить до 30% электроэнергии. При правильной эксплуатации станция гарантированно служит 10 лет, а окупается за три-четыре месяца. Чтобы работяги не бегали по скважинам, мы сделали систему удаленного мониторинга, значительно сократившую эксплуатационные издержки. За последние 10 лет нами проведено столько испытаний, сколько и у космонавтов, наверное, не проходит. При этом не зафиксировали ни одного отрицательного результата. На всех без исключения месторождениях получены и оптимизация работы, и прирост добычи.

— И как нефтяники относятся к российским инновациям? Ведь принято считать, что сервисный рынок поделили между собой зарубежные компании. Появился даже такой термин, как «шлюмберизация» страны.

— К инновациям нефтяники относятся по-разному. Всякий раз приходится доказывать эффективность интеллектуального оборудования. Приезжаешь порой на промысел, где скважина дает 5 тонн в сутки, ставишь свою станцию, и дебит за счёт оптимизации режима возрастает до 15-20 тонн. Спрашиваю: видишь результат? Ответ, как правило, следует стандартный: «Вижу, но не верю!» Что касается конкурентов на рынке, то их действительно много. «Schlumberger», «Halliburton», «Centrilift»… Но никто из них не имеет пока такой технологии, как у нас. В Ставрополье, например, где температура пласта доходит до 180 градусов, вообще никакое интеллектуальное оборудование, кроме нашего, не работает из-за выхода из строя датчиков управления. А технология ИНТЭС — бездатчиковая система, уровень жидкости и дебит она определяет по работе насоса. Так вот, «Schlumberger» рекомендует применять нашу систему на своих насосах, которые они поставляют «Ставропольнефтегазу». Сегодня в Западной Сибири и на юге России работают уже полторы сотни наших интеллектуальных станций. Её усиленно пытаются скопировать. Но сделать это не так просто, поскольку основу системы составляют математические решения, разработанные нашими специалистами.

Умные насосы

— Тем не менее рано или поздно нечто подобное, может, даже более совершенное, появится и у других компаний.

— Мы это прекрасно понимаем. Поэтому несколько лет назад решили сделать подземный комплекс — насос, наделённый интеллектом. За основу взяли плунжерный насос, который по энергоэффективности значительно превосходит центробежные насосы. Специально для него придумали новую систему двигателя — без трущихся поверхностей. Наш насос похож на штанговый, но работать будет без штанги. Двигатель, насос и система управления у нас — одно целое, система передвижения основана на высокоточных постоянных магнитах и хорошей математике. Причем математику, как вы уже догадались, ни у кого не копировали, создали её сами. Познакомились с иностранными компаниями, которые взялись за разработку специально для нас высокотемпературных элементных баз компьютерного управления. Наши партнёры сделали силовую базу. Мы получили плавный ход и управляемые режимы токовой нагрузки. Если, скажем, насос упрётся в напор, то автоматически добавит нужное количество энергии и увеличит мощность магнита. Работать насос будет пока с небольшим дебитом — от двух до ста кубов в сутки — при диаметре корпуса в 103 миллиметра, что позволит реанимировать большинство скважин малодебитного фонда. Благодаря правительству Тюменской области, которое выделило нам грант в 2 миллиона рублей, завершаем производство опытного образца.

— Собирали его на коленке?

— Да, практически на коленке. Но у нас есть сейчас фактически всё для организации промышленного производства. Серьёзные партнёры на Южном Урале, в Екатеринбурге и за границей. Есть магнитчики, электронщики… Следующий шаг — создание в Тюмени полноценного завода, который бы помимо сборки насоса включал комплекс производств — металлургическое, механообрабатывающее, микроэлектроники и магнитных систем. Причём для изготовления магнита будем использовать неодим, самарий, диспрозий, придав стимул для добычи в России редкоземельных металлов. К сожалению, монополистами на мировом рынке в данной сфере являются вездесущие китайские компании… Дело теперь за оснащением тюменского завода. Мы заручились поддержкой правительства области, совместно подыскиваем площадку в 5 гектаров. Договорились с одной из европейских фирм о поставках наисовременнейшего оборудования для производства элементных баз. На первом этапе рассчитываем выпускать до 2000 насосов с доведением мощности до 10 тысяч штук в год.

— Вы полагаете, умные насосы будут востребованы на рынке?

— Безусловно. Наш насос рассчитан на работу со сложным фондом скважин. Таких только в Западной Сибири — минимум 40 тысяч. Это те самые скважины, которые остановлены из-за малого притока нефти. Когда мы поставим свой насос, любая скважина станет рентабельной. За счет того, что потребление электроэнергии сокращается до трёх раз, а дебит кратно возрастает. Нефтяники смогут экономить на обслуживании и ремонте насосов, гораздо реже придётся останавливать скважины. Ведь центробежные насосы не очень долговечны, а наш насос будет качать нефть не менее 10 лет при рабочих температурах до 225 градусов. Длина нашего насоса — от трех до пяти метров — позволяет его использовать при любой кривизне скважин, хоть вертикальных, хоть горизонтальных. Не забывайте и о том, что наш насос самостоятельно принимает решение и задаёт оптимальные режимы работы, не требуя дополнительных систем управления. В перспективе насос — с увеличением его мощности — может быть установлен на всём фонде скважин. И не только нефтяных. Более того, это чрезвычайно ремонтопригодное оборудование: достал из скважины, за два часа тут же на промысле заменил блоки, и можно опускать обратно. К слову, обслуживать его будет наша сервисная служба… Компании, в том числе и зарубежные, готовы были закупить подобный насос ещё вчера. Поэтому мы так и торопимся со строительством завода в Тюмени.

Космические технологии

— И во сколько обойдется уникальный завод?

— По предварительным расчётам, его создание обойдется в 2 миллиарда долларов.

— Рублей, наверное…

— Нет, именно два миллиарда долларов. Здесь будет установлено очень дорогостоящее оборудование. В России таких заводов не существует.

— Всё это ради насоса?

— Насос — только начало. Мы заводим в Россию технологии, востребованные в самолётостроении и космической промышленности. Все современные системы передвижения основаны сегодня на высокоточных постоянных магнитах и, повторюсь, — хорошей математике. В качественной отечественной микроэлектронике нуждается сегодня вся страна. Это те самые инновации и модернизация, о которых столько говорят президент и премьер. Вместе с правительством области готовим документы по созданию в Тюмени свободной экономической зоны производственного типа, с преференциями для нашего комплекса в течение 10 лет. Надо понимать, что добыча нефти сродни полету в космос. Она требует высочайших технологий, стимулируя научные разработки и придавая импульс для развития смежных отраслей.

Владимир Якушев: «Инновации – не просто набор технических новинок и приёмов. Инновации – это образ мысли и действия. Инновационный образ мысли – это способность уже сегодня обнаружить те плацдармы, которые понадобятся завтра. Инновационный образ действий – способность их занять».

Нравится

Статьи по теме

№180 (5622)
10.10.2012
Андрей Фатеев
Долгий путь к трудной нефти
№168 (5610)
21.09.2012
Андрей Фатеев
Цена на нефть? Есть проблемы потяжелее

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"