29 мая 2017     

Культура   

Всё упирается в забор

Сказочное место

— О, свежий череп! — воскликнул Валерий Чупин, пробираясь к объекту культурного наследия.

— Чей? — заинтересовался Сергей Козлов.

— Бараний! — откликнулся краевед и едва не наступил на второй.

Обряд жертвоприношения здесь проводили, что ли? Впрочем, удивляться нечему. Памятник архитектуры первой четверти XIX века, поставленный на госохрану Тюменским облисполкомом ещё в 1976 году, сегодня используют и как отхожее место, и как мусорную свалку. Поэтому на подступах к гауптвахте лучше смотреть под ноги и без необходимости не заглядывать внутрь «развалины», которая, к слову, является редким образцом первых гражданских зданий, построенных в Тюмени из камня.

— У гауптвахты очень интересные окна, интерьеры, — воодушевлённо комментирует Валерий Чупин, карабкаясь по разрушенной кладке к дверному проёму. — Вот отсюда хорошо видны арочные своды. Замечательное здание! Если его вычистить и отреставрировать, будет сказочное место.

И представьте себе, люди, желающие вернуть памятнику достойный облик, в Тюмени есть. Но возможности свершить задуманное у них нет. Если по порядку, то ситуация такова. В 2010 году представители ООО «Юг Югры» приобрели на аукционе земельный участок по улице Володарского, где уже почти 200 лет стоит здание гауптвахты. Права собственности зарегистрировали с твёрдым намерением привести строение в надлежащий вид.

Однако подошёл к концу год 2013-й. А воз и ныне там. Точнее руины, из которых памятник замышляли поднять ещё в 1999-м. Тогда руководство города издало распоряжение № 934 о предоставлении земельного участка площадью 2804 квадрата в аренду ОАО «Тюменьдорцентр» под строительство жилых домов по улице Хохрякова. В престижном месте, где открывается великолепный вид на Туру и Заречье, как раз на стыке с улицей Володарского и охраняемым объектом. В нагрузку к лакомому куску земли застройщик получил обязательство: произвести реконструкцию здания бывшей гауптвахты. Как вы понимаете, эту «обязаловку» он проигнорировал. А дома построил. Элитные. С подземными гаражами.

Эффект ущербного зрачка

Со счастливыми обладателями квартир фешенебельного жилого комплекса и «бодается» сейчас «Юг Югры», добиваясь права подъезда к памятнику.

— «Тюменьдорцентр» построил жилой дом впритык к зданию гауптвахты, — возмущается Валерий Чупин. — Теперь между строениями пройти нельзя! Это вопиющее нарушение закона об охране памятников истории и культуры! А жильцы многоэтажки перегородили начало улицы Хохрякова. Самовольно обнесли площадку забором, посадили там деревца. Ворота здесь почти всегда закрыты. К памятнику нет доступа.

Сергей Козлов тоже эмоционален:

— Нужно наконец-то чётко установить охранные зоны для объектов историко-культурного наследия, за посягательство на которые последуют соответствующие санкции. По этому поводу мы, депутаты областной Думы, направили запрос министру культуры РФ Владимиру Мединскому. Надеемся, отреагирует. У нас много памятников, нуждающихся в защите. Вот, например, баня на улице Ленина. Многие удивляются: «А что в ней красивого?» Но это единственный памятник советского конструктивизма! Какой он есть, таким и сохранить надо. Иначе мы потеряем часть нашей истории. Это всё равно что из глаза вырезать кусочек зрачка! Какой тогда обзор будет?

— Люди почему-то оценивают объект по его сегодняшнему состоянию, — поражается Чупин. — И не задумываются, что если их самих несколько лет не мыть и не кормить, они тоже примут неприглядный вид.

Противостояние ООО «Юг Югры» и жителей четырёхэтажного 8-квартирного(!) дома, прижимающегося боком к зданию гауптвахты, вылилось в судебное разбирательство. Но сначала, в 2011 году, владельцы квартир направили в организацию нервное письмо, в котором сообщили, что приняли единогласное решение не предоставлять проезд к памятнику. И объяснили почему: «На нашей мини-придомовой территории мы не можем даже разместить один мусорный бак, а пешеходный тротуар может проходить только по берегу реки Туры». Бедные-бедные хозяева элитных апартаментов…

— Я понимаю этих людей. Им хочется иметь закрытый и зелёный двор, — задумчиво произносит Козлов, который сам живёт в доме с открытым двором и ничуть из-за этого не переживает. — Но неужели нельзя прийти к какому-то соглашению и спасти памятник? — недоумевает он.

— А я не понимаю этих людей, — опять вступает Чупин. — У них останется и двор, и газон. Их жертва настолько символична, что и говорить-то об этом не стоило бы. Им нужно всего лишь убрать ворота и калитку с электронным замком, чтобы можно было провозить стройматериалы и впоследствии обслуживать здание. Всё остальное останется в пользовании жильцов. Но они ведут себя по-хамски. И в неформальном общении, и в суде. Мол, плевать мы хотели на ваш сарай…

Между тем у жильцов есть железный аргумент, чтобы дать собственнику «развалин» от ворот поворот. В аукционной документации, полученной обществом «Юг Югры», указан план подъезда к памятнику с улицы… Володарского! Хозяева забора торжествуют: «Это законно!» А владелец гауптвахты? Он бы и рад подобраться к своему объекту с положенной стороны, но там сейчас ведётся строительство. ЗАО «Горжилстрой» возводит ещё одну жилую многоэтажку.

— И тоже с вопиющими нарушениями собственного проекта и закона об охране памятников, — говорит Валерий Александрович. — Улица Тургенева благодаря их чудовищной для исторического центра новостройке превратилась в тротуар. Предусмотренный в документах шестиметровый проезд сузился до четырёх метров, что является нарушением как градостроительных нормативов, так и требований обеспечения пожарной безопасности. К тому же находится этот проход за забором строительной площадки. Сейчас эту «щель» между зданием военкомата (Володарского, 5) и новостройкой застройщик благоустраивает: замостил плиткой, окаймил бордюрами. Всё это выглядит очевидно пешеходно. Нетрудно представить, как жители многоэтажки будут реагировать на проезд по «их» тротуару машин со стройматериалами. Им есть на кого равняться, рядом их успешные соседи — жильцы дома по Хохрякова, 4.

Гуляйте по бульвару!

А дальше дело было так. Департамент имущественных отношений Тюменской области счёл необоснованными претензии обитателей жилого комплекса на обустроенную ими территорию, сославшись на утверждённую схему расположения земельного участка на кадастровом плане. Создатели дворового уюта обиделись и обратились в Центральный районный суд города. Во-первых, они выяснили, что в департаменте существует другая схема, «явно улучшающая права собственников помещений дома». Во-вторых, не уступать же «Югу Югры», который так и норовит отреставрировать свою развалюху, чтобы открыть там ресторан (у них почему-то есть такое подозрение).

Жильцы не прогадали. Суд встал на их сторону. Потому что часть 7-я статьи 36-й Земельного кодекса РФ гласит: «Местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учётом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства». И никто не поспорит: жильцы пользуются той землёй — факт. Вон даже детскую площадку для внуков оборудовали…

Чупин с таким подходом к делу не согласен. Он громко и выразительно зачитывает другой документ:

— Согласно постановлению Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 2002 года «при установлении размеров и границ земельных участков в зонах исторической застройки учитываются исторические границы домовладений, определяемые на основе архивных данных, историко-архитектурных опорных планов и проектов зон охраны памятников истории и культуры». Почему суд не учёл это?

— Сейчас надо как-то решить вопрос с жильцами, — вздыхает Козлов. — Хоть бы дали возможность подобраться к памятнику…

А они — пожалуйста! Кивают в сторону дорожки, которая огибает забор по краю берега. И обычный тротуар, выложенный плиткой, с их подачи становится «пешеходным бульваром»! Шуруйте, господа реставраторы, к своей гауптвахте по бульвару.

— При этом упрекают собственника в том, что он ничего не делает, — хмыкает Сергей Сергеевич. — Но не заставлять же рабочих таскать стройматериалы на себе! Космические затраты выйдут!

— Сколько лет ожидания памятник может ещё выдержать? — спрашиваю у Чупина.

— Может, пять лет, может, десять, — пожимает плечами Валерий Александрович. — Это же кирпич, он не горит. Но фундамент-то всё равно разрушается…

Боксёр защищает красоту

— Депутаты всех фракций областной Думы единодушны в том, что законы должны работать на сохранение памятников! — горячо произносит Козлов. — И люди должны научиться перешагивать через собственнические интересы. Ведь это наше общее историческое наследие!

Выдохнув, он кивает на своего коллегу, депутата Евгения Макаренко:

— Вот стоит двукратный чемпион мира по боксу. Ему, может быть, сейчас интереснее находиться там, где строится спортивный объект. Но он хочет, чтобы его ребёнок, гуляя по Тюмени, видел красоту, поэтому он здесь.

Макаренко вспыхивает:

— Это вопрос нравственности. Если мы будем губить памятники, какими вырастут наши дети? Для них не останется прошлого. Ни вокруг, ни в душе.

— Сербский писатель Горан Петрович водил меня по Белграду, — продолжает Сергей Козлов. — У них в 90-е годы такая же, как у нас, агрессивная застройка велась. Я сам видел: стоит бетонная гостиница, почти прижавшись к старинному особняку. И этот особняк дал чёткие трещины. Восстановить его уже невозможно. У памятника осталось не больше 15 лет до полного разрушения. И некоторые дельцы потирают руки, ждут, когда это произойдёт, чтобы на освободившемся месте возвести новострой. Люди, как известно, готовы зарабатывать деньги на всём…

Сносите хоть бульдозером

Наша оживлённая беседа у объекта, охраняемого государством, не осталась незамеченной боевыми жителями

четырёхэтажки. Сделав два круга по «мини-придомовой территории», к нам подошла элегантная дама средних лет.

— Всё с забором бьётесь? — спросила в лоб и перевела насмешливый взгляд на гауптвахту. — У памятника власть меняется, а он всё разрушается…

— Так подъезда к нему нет, как реставрировать? — попытались мы возразить.

— Раньше было открыто, — строго сказала дама, не пожелавшая назвать своего имени. — Я знаю: здесь хотят сделать ресторан.

— С чего вы взяли? — удивился Сергей Козлов. — Может, собственник откроет музей?

Дама холодно посмотрела на него:

— Мне абсолютно всё равно! Никто тут ничего делать не станет. И музея никакого здесь не будет. Кстати, каким образом приватизировали этот памятник?

— Законным путём! — сообщил Валерий Чупин.

— Его уже пытались реставрировать, ездили тут, чего-то возили. Потом бомжи отирались, свора собак бегала, — брезгливо заметила дама.

— У памятника менялись арендаторы, — пояснил краевед.

— А сейчас вы хотите сказать, что всё зависит от забора? — сердито сверкнула очами дама.

— Он мешает проезду. Вы предлагаете нам мешки с цементом на себе таскать? — поинтересовался Козлов.

Дама поджала губы:

— Да сносите всё хоть бульдозером! Уже год покоя нам не даёте…

— Так вы же перегородили улицу Хохрякова! — не выдержал Чупин.

— Ой, прекратите, у нас везде такое строительство! — отрезала дама.

И мы прекратили…

P.S. А «Юг Югры» продолжает борьбу за наше общее культурное наследие. Четыре года организация ведёт активную переписку с различными городскими и областными ведомствами: департаментом имущественных отношений, Главным управлением строительства, ЗАО «Горжилстрой», департаментом земельных ресурсов, комитетом по охране и использованию объектов историко-культурного наследия, областной Думой, управлением капитального строительства, управой Центрального округа. От кого-то получает отписки, у кого-то находит понимание и поддержку. Но забор стоит крепко.

В 1999 году городское руководство обязало ОАО «Тюменьдорцентр» произвести реконструкцию здания бывшей гауптвахты. Обязательство не было выполнено. Подошёл к концу год 2013-й. Памятник продолжает разрушаться.

На проект реставрации в ООО «Юг Югры» потратили более 2 миллионов рублей. В целом затраты на объект (услуги юристов, укрепление берега и т.д.) за 3 года составили около 4 миллионов рублей.

Проект реставрации здания бывшей гауптвахты был разработан и согласован с комитетом по охране и использованию объектов историко-культурного наследия Тюменской области ещё в ноябре 2010 года.

Депутаты Тюменской областной Думы, в их числе писатель Сергей Козлов и боксёр Евгений Макаренко (на фото), делают всё возможное, чтобы защитить памятник архитектуры. Они даже написали письмо министру культуры РФ Владимиру Мединскому...
 

Фото Дмитрия Ткачука.

Нравится

Статьи по теме

№73 (4815)
24.04.2009
Валерий Чупин
В аптеку так и просится музей...
№68 (4810)
17.04.2009
Валерий Чупин
У старых кирпичей есть память

Новости

09:05 29.11.2013Молодёжные спектакли покажут бесплатноСегодня в областном центре стартует V Всероссийский молодёжный театральный фестиваль «Живые лица», в рамках которого с 29 ноября по 1 декабря вниманию горожан будут представлены 14 постановок.

08:58 29.11.2013Рыбные перспективы агропромаГлава региона Владимир Якушев провел заседание регионального Совета по реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

08:49 29.11.2013Ямалу — от ПушкинаГлавный музей Ямала — окружной музейно-выставочный комплекс им. И.С. Шемановского — получил в свое распоряжение уникальный экспонат.

Опрос

Как вы отнеслись к отказу Украины от интеграции с Европой?

Блоги

Евгений Дашунин

(126 записей)

Давайте сегодня взглянем на самые важные технологические прорывы.

Светлана Мякишева

(64 записи)

20 приключений, которые я смело могу рекомендовать своим друзьям.

Ольга Загвязинская

(42 записи)

А что такое «профессиональное образование»?

Серафима Бурова

(24 записи)

Хочется мне обратиться к личности одного из самых ярких и прекрасных Рыцарей детства 20 века - Янушу Корчаку.

Наталья Кузнецова

(24 записи)

Был бы язык, а претенденты на роль его загрязнителей и «убийц» найдутся.

Ирина Тарасова

(14 записей)

Я ещё не доросла до среднего возраста или уже переросла?

Ирина Тарабаева

(19 записей)

Их не заметили, обошли, они – невидимки, неудачники, пустое место...

Андрей Решетов

(11 записей)

Где в Казани работают волонтеры из Тюмени?

Любовь Киселёва

(24 записи)

Не врать можно разве что на необитаемом острове.

Топ 5

Рейтинг ресурсов "УралWeb"